Разговорный гипноз


Вы когда-нибудь становились свидетелями флешмоба? Что вы при этом чувствовали? Не можете структурировать воспоминания? Давайте попробуем их воссоздать, а чтобы было полегче, посмотрим вот этот коротенький флешмобчик из Пятигорска. Мне там больше всего понравился местный «менеджер по чистоте».

Сделаем небольшой шажок назад и договоримся о терминологии. Что же такое флешмоб? И как он связан с разговорным гипнозом?

1440744083_logo

Сначала про флешмоб. Не слишком я люблю использовать Википедию в качестве источника, но ни Брокгауз с Ефроном, ни Ожегов, ни Большая Советская Энциклопедия про флешмоб — по совершенно объективным причинам — ничего не расскажут.


счет Британской Энциклопедии не уверена, возможно, там уже и есть такая статья. Но искать долго. А Википедия определяет это понятие так: флешмоб —  от англ. flash mob, дословно — мгновенная толпа — заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей появляется в общественном месте, выполняет заранее оговоренные действия (сценарий) и затем расходится. Флешмоб рассчитан на случайных зрителей, вызывая смешанные чувства непонимания, интереса и даже участия.

Основные принципы флешмоба:

  • Спонтанность в широком смысле.
  • Отсутствие централизованного руководства, избранного командира.
  • Отсутствие каких-либо финансовых или рекламных целей (не всегда).
  • Деперсонификация; участники флешмоба (в идеале это абсолютно незнакомые люди) во время акции не должны никак показывать, что их что-то связывает.
  • Отказ от освещения флешмоба в СМИ (не всегда).

Общепринятые правила флешмоба:

  • Никто из участников не платит и не получает денег.
  • Действие должно казаться спонтанным.
  • Должно сложиться впечатление, что мобберы — такие же случайные прохожие, как и все.
  • Сценарий чаще всего имеет абсурдный характер (действия мобберов не должны поддаваться логическому объяснению, за исключением танцевального флешмоба, как в приведенном примере).
  • Флешмоб должен вызывать недоумение, а не смех (все участники должны делать все с серьёзным видом).
  • Флешмоб не должен содержать рекламу или же её элементы, акции не принуждают к голосованию за кого-либо.

Какие чувства переживает человек, ставший свидетелем флешмоба?  Именно те, какие хотят вызвать инициаторы этого действа: растущее удивление → замешательство → резкое изменение эмоционального фона и, может быть, повод задуматься о чем-то таком, что раньше и в голову не приходило (этим отличаются флешмобы социальной направленности). Вот, в общем, и все про флешмобы. Но теперь следующий  вопрос: какова связь между флешмобом и разговорным гипнозом? И существует ли она в принципе?

Да, существует. Это — замешательство, т.е. состояние, при котором индивидуум теряет стандартную систему координат, но не настолько, чтобы это осознать. Например, идет себе  человек по улице, идет, а у него вдруг шнурок развязался.  Те несколько  шагов, которые он сделает, пока не заметит проблемку и не примет решение о том, как будет ее устранять, будут пройдены в состоянии замешательства. И замешательство в этой ситуации будет очень коротким.

1772_main

Возможно, что замешательство окажется чуть более длительным, если к гражданину на ногу забралась белка (я не намекаю на «белую горячку») и пытается развязать ему шнурок на ботинке. Ну, конечно, кроме случаев, когда это происходит каждый день.


743f20e91977e37463cf0576784ef290_s-32173

И уж конечно, замешательство станет намного сильнее, если этот человек — Юрий Гагарин, который по ковровой дорожке идет докладывать о своем подвиге Н.С. Хрущеву…

100_a56a63b488bff859492ab6a5971cd7b8

… и ему мешает, по одной версии — развязавшийся шнурок, а по другой —  расстегнувшаяся  подтяжка (подвязка?) от носка, какие тогда носили все мужчины…  Впрочем, Юрий Алексеевич благополучно домаршировал до трибуны. Но думал он, надо полагать, все это время совсем не о покорении космоса… А аксессуарчик этот вот так выглядел. Сейчас, кажется, он опять в моду входит.

br701l

Человек, который находится в состоянии замешательства, чрезвычайно внушаем. Почему? Потому что это состояние — своего рода нарушение баланса, и куда человека качнет случай, туда он и склонится, сам того не замечая.


Balancing stones

Люди, работающие с разговорным гипнозом, знают, что «случай» можно устроить. Если человеку, который находится в состоянии легкого замешательства, сделать внушение, то вероятность того, что оно сработает, приближается к ста процентам. Это можно использовать. Предвидя вопросы, сразу отвечаю — можно использовать как во зло, так и в добро. Цыгане, например, для того, чтобы обобрать  потенциальную жертву, часто используют технику наведения замешательства.

29335250-chto-takoe-cy1ganskii1-sglaz

Но мы-то с вами на стороне светлых сил, верно? Так что поговорим о хорошем: как с помощью техники наведения замешательства можно помочь другому человеку.


c0b37d3f-3b12-48a1-b099-c65315bd4325

Два основных метода: нарушение привычного стереотипа (по-другому — «разрыв шаблона») и путаница. Напоминаю, что если речь идет о разговорном гипнозе, т.е. наведение происходит незаметно для самого человека, то вызываемое замешательство не должно быть очень сильным, а, скорее, из категории «чего-то непонятное происходит, ну да и ладно…». Посмотрите, пожалуйста, на картинке ниже. Вот это — про нарушение привычного стереотипа (у Карлсона это вообще изумительно получалось):

160419_0

Вот вариант совсем не сказочный, подобное нередко встречается на просторах нашей Родины, и замешательство здесь будет маленьким-маленьким… если только у вас в руке нет мусорного ведра…

137866254146_1_3

Здесь повеселее. Опять-таки, для наших сограждан — ничего уж очень странного, а вот иностранец может и надолго зависнуть…


137866271089_1_35

Животные тоже могут испытывать замешательство — как эти кошаки, столкнувшиеся в реале с поговоркой «Видит око, да зуб неймет!».

0_1702ca_bc5e92a9_orig

А вот тут  уже иллюстрация к методу путаницы. Как быстро вы бы сообразили, на какую кнопку надо нажать?

9538_05

И еще (джин тут точно в замешательстве):

cmnanq_yvqm

Смысл  использования этих методов заключается в том, чтобы либо вызвать остановку в привычном способе восприятия действительности, либо перегрузить сознание. Результатом этого всегда оказывается нарушение внутреннего баланса и повышение внушаемости. Поэтому желательно заранее знать — что именно будем внушать. А внушать будем то, что обязательно надо донести до человека и против чего он выдвигает своего рода «стенку». Т.е. если можно просто договориться —  просто договариваемся и не заморачиваемся с гипнозом.


Недавно я видела совершенно потрясающую иллюстрацию к этой теме. Моя коллега, подростковый психолог, попросила меня принять участие в приеме. Она объяснила свою просьбу тем, что  уже дважды пыталась консультировать мальчика 14 лет, который прекратил ходить в школу и был приведен мамой к специалисту (семья очень хорошая), но пока никак не продвинулась. Запрос был сформулирован так: внешне демонстрируется готовность сотрудничать, но по факту идет глухое сопротивление; а задача стоит — замотивировать его посещать школу, потому как в противном случае ребенку в самом ближайшем времени грозит отчисление. Школа  — одна из лучших в городе, попасть туда было нелегко. В общем, пожар.

Прихожу, в коридоре вижу мальчика, вижу его маму. Мама вся на нервах, плачет. Мальчик внешне, во всяком случае, спокоен как удав. По правилам следует разобраться в причинах его нежелания ходить в школу — они могут быть крайне серьезными. А времени нет. Рациональные методы могут не сработать. Устраиваем с коллегой экспресс-совещание и договариваемся о ходе работы. Захожу в кабинет. Через несколько минут коллега приглашает туда мальчика. Я сижу скромно в уголке и делаю вид, что читаю. Маленькое дополнение — я сижу на его стуле, коллега сидит на своем, а ему пристроиться некуда. Коллега:


— Садись, Боря!

Боря удивленно крутит головой. Я не двигаюсь с места. Он, кажется, собирается что-то сказать, но коллега его перебивает:

— Вот и молодец! (он усаживается на коврик).

Коллега:

— Так что мы будем с твоей школой? Как сделать, чтобы ты опять начал туда ходить?

У Бори заметно скучнеет лицо, он опять открывает рот, но теперь его перебиваю я:

— А зачем ему в школу ходить? Сейчас прекрасно и без школы многие живут.

Коллега:

— Гм, действительно… Может, ему и не надо туда ходить?

Сначала лицо у Бори проясняется, потом он с подозрением переводит взгляд с коллеги на меня (мол, не ловушка ли это?) и опять собирается что-то сказать. Я успеваю вставить:

— Да ладно, не парься. Ты, кстати, не в курсе, какое позавчера было атмосферное давление?

Боря таращит на меня глаза и явно пытается уловить связь между этим вопросом и всем, что было сказано до того. Вот оно, замешательство. Становятся заметны признаки транса.


Коллега:

— Ладно, это не так уж важно. Елена Анатольевна сейчас уже уходит (Боря облегченно выдыхает), а у нас с тобой много дел. Нам надо понять, как (дальнейший текст чуть выделяется голосом) тебе, Боря, опять начать ходить в школу (обратите внимание, вопросительного знака в конце этой фразы — нет).

Я ухожу.  Через час мне перезванивает коллега и рассказывает, что мальчик пошел на сотрудничество: рассказал, в чем именно проблема (как всегда, «шерше ля фам», девочке своей что-то пообещал и не смог выполнить). В школу начал ходить через пару дней, там все обошлось, не отчислили.

Давайте по шагам разберем, что здесь происходило.

  1. Непривычная для мальчика ситуация — присутствие постороннего человека, который, плюс ко всему, еще и уселся на его место.
  2. Прозвучавшее от коллеги приглашение сесть — при том, что стульев больше не было.
  3. Перебивание на полуслове: Боря собирался отреагировать на ситуацию (может быть, спросить, где сесть или пожаловаться), но коллега хвалит его («Молодец, Боря!») так, как будто он уже сел.
  4. Размещение в непривычном месте (другой угол зрения, другое положение тела).
  5. Перебивание парадоксальным вопросом, поддержанным моей коллегой (мальчик знает, что цель родителей и психолога — подвигнуть его к посещению школы, но вдруг слышит сомнение в необходимости этого, начинает размышлять о смысле такого замечания, но цепочка размышлений вновь прерывается).

  6. Вопрос из серии «В огороде бузина, а в Киеве дядька», окончательно сбивающий с толку (атмосферное давление, да еще и позавчера).
  7. Прерывание размышлений Бори, который ищет связь между никак не связанными вопросами («Ладно, это не так уж важно»), поддержка («Елена Анатольевна сейчас уже уходит»).
  8. Собственно внушение («…тебе, Боря, опять начать ходить в школу»).

Между прочим, эта схема используется очень многими людьми, в том числе и теми, кто ни разу в жизни не слышал выражения «разговорный гипноз».  А вы ее, часом, не используете?

Подпишись на рассылку публикаций!

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

gipnoz-life.ru

Анвар Бакиров

НЛП-технологии: разговорный гипноз

Предисловие

Предупреждение читателю

Это не просто книга – это книга-арсенал. Здесь описаны достаточно серьёзные и мощные техники, способные изменить как вашу жизнь, так и жизни тех, с кем вас сводит судьба. Кроме прочего, я писал её с шокирующей меня самого долей искренности, описывая механизмы влияния такими, какие они есть. Без цензуры. А значит – без предохранителей.

Так что рекомендую помнить: это не игрушки. Вы действительно сможете получать от людей то, что раньше не могли. Вы действительно сможете влиять на них даже на уровне их самочувствия. Вы поймёте, как просто наводить транс и как легко внушать нужные вам идеи и побуждения. Поэтому лучше даже в игровых или тренировочных целях давать только те внушения, от которых вы и сами не отказались бы.

Решение писать открыто я принял сознательно. Дело в том, что все мы так или иначе постоянно влияем как на себя, так и на окружающих. И словами, и жестами, и мимикой, и интонациями… Так что вопрос не в том, влиять или не влиять. Вопрос в том, знаете ли вы, какое влияние оказывают ваши слова и поступки. И не захотите ли вы кое-что в них поменять, когда узнаете их истинный смысл. Этика заключается не в отказе от манипуляций, а в осознанном выборе этичных целей для своих умений.

Это не просто книга – это книга-тренер. Она не просто информирует – она учит. И хотя мне не удастся научить вас всему тому, чему я учу на своих тренингах, я постарался, чтобы вы получили от неё максимум. Даже при невнимательном чтении. Читая её, вы будете временами погружаться в транс, где вы получите и усвоите все необходимые обучающие внушения. Книга будет провоцировать вас на эмоции, на спор со мной или с цитируемыми мною авторами. Всё в порядке. Так и задумано.

Отдельные предложения могут выходить за пределы грамматики русского языка. Всё правильно. Законы нейролингвистического программирования и разговорного гипноза диктуют свои способы обращения со словами. И вполне возможно, что все эти нюансы будут замечены только редактором, но не вами.

Кое-какие темы и мысли будут повторяться неоднократно. С теми же образами. Иногда – теми же словами. При первом прочтении рекомендую просто поверить: так надо. Второе прочтение даст вам в несколько раз больше информации: вы уже будете понимать, что и зачем я в этой книге делаю. Третье прочтение покажет, что дно здесь не двойное, а тройное.

А в какой-то момент вы обнаружите, что вы тоже так можете. И возможно, будете удивляться, что когда-то думали, что это сложно. Да-да, всё именно так просто. И я не маг, а такой же точно человек, как и вы.

Как обычно, некоторые мысли я иллюстрировал анекдотами. И спасибо тем людям, которые не поленились выложить их на соответствующих сайтах. Но больше всего иллюстраций здесь появилось благодаря замечательным книгам Сергея Лукьяненко и Леонида Каганова. Вот уж действительно мастера слова, у которых мне самому ещё учиться и учиться.

Хочется надеяться, что благодаря предложенным здесь примерам вы сможете учиться не только по учебникам, но и просто прислушиваясь к тому, что и как транслируют по телевизору и радио, да и просто звучит в самых обычных разговорах. Не говоря уже о деловых переговорах. Кладезь знаний вокруг! Надо только знать, куда смотреть. Чему я, собственно, и собираюсь научить вас в этой книге.

Часть 1

Основы разговорного гипноза

Глава 1

Что такое разговорный гипноз

Разговорный гипноз – это прикладное направление эриксоновского гипноза. Всё понятно? Не всем. Поэтому будем разбираться с каждым прозвучавшим словом.

Гипноз – это технология введения человека в состояние, при котором он не может или не хочет сопротивляться нашим воздействиям. Скажем, мы ему настолько нравимся, что он готов слушать любую чушь. Или он настолько дезориентирован, что за нюансами не следит. Или он видит в нас единственный путь к своему спасению, в чём бы оно ни заключалось. Вариантов много. Гипноз – это способ обеспечить нам такую радость.

Эриксоновский гипноз – это направление, развитое учениками величайшего гипнотерапевта XX столетия – Милтона Эриксона. Ему удалось опровергнуть распространённый в те времена миф о том, что существуют люди, невосприимчивые к гипнотическому воздействию. Дескать, у кого крутая сила воли, того загипнотизировать нельзя. Чарам Эриксона поддавались все.

Суть его метода была в том, что Милтон Эриксон пользовался не одним каким-то специфическим методом гипноза, а целой палитрой инструментов. Поэтому, если один из них не срабатывал как надо, доктор переходил к следующему быстрее, чем окружающие могли заметить его ошибку. Кто-то сравнил работу мастера с работой «интеллигентного взломщика». Отмычек много – не открыла одна, пробует другую. До результата.

К счастью для нас, это оказалось не свойством гения, а независимой от мастера технологией, которой может обучиться любой. Правда, для этого потребовалась достаточно кропотливая работа самого Эриксона и его учеников по выявлению нюансов этой технологии. Наибольшая заслуга в этом деле принадлежит Эрнсту Росси и основателям нейролингвистического программирования (НЛП) – Джону Гриндеру и Ричарду Бендлеру.

Так что можно считать разговорный гипноз не только направлением эриксоновского гипноза, но и одной из моделей НЛП – моделью гипнотической работы Милтона Эриксона. Или, как говорят в НЛП, милтон-моделью. Её прикладной частью.

Дело в том, что, хотя сам Милтон Эриксон применял свои гипнотические способности преимущественно для психотерапии и обучения, отделённая от источника модель коммуникации показала свою высочайшую эффективность и в совершенно других сферах. Милтон-модель работает в публичных выступлениях, в продажах, в переговорах, во взаимодействии с начальством, в руководстве подчинёнными… Словом, везде, где нам нужно что-то получить от других людей.

Эриксон продемонстрировал, что гипноз может быть незаметным. Что человек может побывать в гипнотическом трансе, не заметив этого. Что внушения можно давать в самом обычном разговоре, и прагматичные нэлперы (специалисты по НЛП) не могли не начать пользоваться этим в своих целях. Так появился разговорный гипноз.

Неприметный гипноз

online-knigi.com

О книге «НЛП-технологии: Разговорный гипноз»

Книга Анвара Бакирова «НЛП-технологии: Разговорный гипноз» посвящена теме, которая в современном мире интересна многим. Когда-то слово “гипноз” ассоциировалось с чем-то магическим и нереальным, а про техники НЛП никто даже и не слышал. Сегодня это уже является чем-то более привычным, однако многие люди с большим увлечением только начинают изучать эти области знаний.

Когда говоришь о разговорном гипнозе, то большинству людей может представиться какой-то уличный шарлатан, который пытается уболтать сделать что-либо. На самом деле всё гораздо серьёзнее. НЛП-техники в совокупности со знаниями о гипнозе могут значительно изменить жизнь человека. И мы даже не осознаём, что подвергаемся тому самому разговорному гипнозу, когда слышим рекламу, а затем идём покупать то, что нам ещё вчера не было нужно.

В этой книге собрана информация, которая учит приводить веские аргументы, налаживать коммуникацию, влиять на людей. Когда знаешь, как найти подход к человеку, то можно добиться практически любой цели. Эти знания помогут как в карьере, в отношениях с партнерами и оппонентами, так и в общении с друзьями, в личных отношениях. Здесь есть методики, использование которых поможет вызвать доверие собеседника, заставит его прислушаться, а уж затем можно будет убедить его в чём угодно.

Автор уделяет внимание такому деликатному вопросу, как получение выгоды при манипуляциях подобного рода. Можно сделать всё так, чтобы это не было наглым использованием человека, а чтобы каждый остался доволен. Этот момент очень важен. Книга написана с юмором, легко читается и сможет дать полезную информацию любому человеку.

Произведение относится к жанру Психология. Оно было опубликовано в 2010 году издательством Эксмо. Книга входит в серию «Психология общения». На нашем сайте можно скачать книгу «НЛП-технологии: Разговорный гипноз» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 3.95 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

avidreaders.ru

НЛП: что это такое?

Человеческая душаРасшифровываются эти три буквы как нейро-лингвистическое программирование. Однако расшифровка дает мало информации. Другими словами, НЛП – это разновидность практической психологии, актуальность которой обуславливается целым рядом причин. И, как правило, актуальность данного направления в том, что это микс психологии, программирования, психотерапии и языкознания. Кроме того, используются знания и умения НЛП непосредственно в жизни, каждый день, каждый момент.

Данная разновидность практической психологии содержит самые нужные технологии и методики, которые позволяют добиться целей в повседневной жизни. Используя их, можно стать успешным и убедить в этом окружающих.

Из истории

В начале 1960-х годов специалистами Калифорнийского университета была начата работа по созданию баз нейро-лингвистического программирования. Основной целью данной работы был ответ на вопрос: почему некоторые психотерапевты эффективно работают со своими пациентами, помогая и решая их проблемы, а другие не настолько хорошо взаимодействуют.

Эта работа заключалась не на исследовании данного вопроса с точки зрения психотерапевтической теории, а на изучении техник и методов психотерапевтов путем наблюдения за их работой. Эти наблюдения стали базой для различных моделей межличностных отношений и основой основ касательно влияния одного человека на другого.

Самые первые собранные данные были опубликованы в 1975 году. Эти данные с течением времени дорабатывались и дополнялись.

Летняя абстракцияВ наши же дни мы можем найти множество обобщенных и сокращенных методик, которые используются в различных сферах:

  1. Продажи;
  2. Ораторское мастерство;
  3. Психотерапия;
  4. Менеджмент и управление;
  5. Обучение;
  6. Актерское мастерство;
  7. Журналистика;
  8. Юриспруденция.

Это неполный список сфер, где может успешно применяться НЛП технологии разговорный гипноз и другие методики. Базы НЛП помогают развивать коммуникативные данные и навыки, что может потребоваться любому человеку. Кроме того, данные методы эффективны для понятия и принятия самого себя, возможности разносторонне воспринимать мир, быть гибким в общении с другими, лечить психические травмы, поддерживать высокий уровень работоспособности.

Разговорный гипноз – что это?

Парень говорит другому парню через призмуРазговорный гипноз – это терапевтический эриксоновский гипноз, который доступен человеку, знакомому с данной техникой. Данный метод внушения был разработан Милтоном Эриксом, который соединил особый гипнотический язык с воздействием на подсознание. В данном типе гипноза не используются специальные фразы-внушения, а применяется человеческий потенциал. Он считается более легким, но также эффективен, как и обычный гипноз.

Под разговорным гипнозом понимается порядок слов, стиль повествования, которые воздействуют на подсознание человека. Именно таким методом пользуются самые лучшие менеджеры, которые продают даже самые ненужные вещи, да еще и в огромных количествах. Именно этим пользуются ораторы. Кстати, самыми яркими примерами таких выступлений можно назвать речи Сталина, Гитлера, Муссолини.

Уже в те далекие времена было известно, что отдельные фразы, слова, жесты могут воздействовать даже на толпы людей и восприниматься ими как истина в последней инстанции. Однако эти примеры – высший пилотаж, который доступен немногим.

Методы НЛП

Ниже мы рассмотрим несколько довольно простых приемов, которые помогут в повседневной жизни расположить к себе собеседника, пройти собеседование на работу или просто убедить оппонента в своей правоте.

Дыхание. Вы когда-нибудь замечали, что с человеком, с которым вы общаетесь на протяжении хотя бы сорока минут приятно и увлеченно, вы дышите в такт. Мы имеем такое свойство подстраиваться под того, кто нам приятен. Так вот, если вы попробуете сразу же дышать в такт с незнакомым человеком, с которым вы только вступаете в диалог, то вы сможете расположить его. Собеседник таким образом почувствует симпатию и разговор будет идти размеренно. Чтобы увидеть, как он дышит, часто достаточно посмотреть на воротничок его одежды.

  1. Взгляд.
    Чтобы войти в контакт с человеком, не стоит смотреть ему прямо в глаза, так же как и отводить взгляд – эти действия могут быть расценены как агрессия или попытка что-то скрыть. Идеальный вариант – смотреть на переносицу, чуть выше или ниже ее. Постарайтесь не отводить взгляда и не стесняться его – это укажет на вашу уверенность в себе.
  2. Движения.
    Старайтесь копировать движения оппонента, но делайте это не слишком явно, чтобы он этого не понял. Так, если собеседник держит руки в карманах, то попробуйте сделать также. А вкупе с правильным дыханием это позволит завоевать его доверие. И еще помните, что скрещенные руки на груди – это поза защиты. В таком положении человек не готов к диалогу и опасается собеседника, поэтому копировать эту позу не следует.
  3. Не используйте «НЕ».
    Эта речевая фигура в общении с малознакомым человеком не самый лучший вариант. Да и для близкого человека она не лучший вариант. Часто можно заметить, что, сказав кому-то: «Не забудь…», человек,как назло забывает. На самом деле эта речевая фигура программирует на негативный результат. Поэтому использовать ее старайтесь как можно реже.

Описанные выше методы и приемы помогут человеку расположить к себе собеседника и настроить его на нужную волну.

infoprivorot.ru

Определение понятия

Под разговорным гипнозом понимают введение человека в состояние, подконтрольное другой, более сильной личности. Гипнотический язык способен воздействовать на подсознание и побуждать к трансформации в действия, поступки и т.д. Это терапевтическая разновидность гипноза, применение которой не менее эффективно, чем обычного гипноза. Нет отдельных фраз внушения, легкий и не опасный для психики человека.

Несмотря на то, что НЛП является недоказанным научным направлением в практической психологии, различные теории успели обратить на себя внимание общественности. Работа ученых калифорнийского университета начала 60-х гг. была направлена на изучение межличностных отношений на примере психотерапевтов. Наблюдение за техникой и принципами работы специалистов дало много информации о возможности влияния одного человека на другого. Это и стало основой для обозначения разговорного гипноза, со стороны эриксоновского его направления.

Сегодня, разговорный гипноз доступен каждому человеку. Мы ежедневно сталкиваемся с ним в СМИ, дома и на работе. Лучшие гипнотизеры – это не маги-психологи, а топ-менеджеры, которые могут продать человеку любую вещь; начальство, которое знает, как заставить подчиненных работать; даже добрая мать, которая воспитывает своего ребенка. Такие люди встречаются часто, а некоторые из них — это мы сами.

Некоторые овладевают разговорным гипнозом на более высоком уровне и становятся ораторами. Такими были в свое время Геббельс, Гитлер, Муссолини. Они могут управлять сознанием людей независимо от численности, образа мышления, а также личных и профессиональных качеств. Навыки психологического воздействия построены на опыте, который отображает личные и социальные качества человека. Но и в этом есть свои хитрости.

Разновидности

Многие люди под словом «гипноз» понимают зомбированное состояние человека, полностью подконтрольное манипулятору. Стеклянный взгляд, слабость в теле — так большинству представляются симптомы гипноза. Это правда только отчасти. Эти признаки соответствуют одной из разновидностей разговорного гипноза технологии НЛП – прямого действия. В таком случае человек не имеет возможности, не может или не хочет сопротивляться, но есть возможность избежать воздействия на психику. Но такой метод эффективен при достаточном опыте и редко поддается новичкам.

При поиске более удобной стратегии речевого воздействия, можно воспользоваться и другими разновидностями гипноза:

  1. Неприметный гипноз. Характеризуется использованием речевых ловушек и фокусов в обычном общении. Самый простой пример мастера – это личность, умеющая быстро вписываться в новую социальную среду (коллектив на работе, новый неформальный круг общения и др.). Это интересный, болтливый собеседник, который легко может завладеть сознанием человека для каких-то своих целей.
  2. Гипнотический магнетизм. Проявляется у людей, которые могут говорить убедительно. Это манипуляторы-мотиваторы. Такой способностью обладают телеведущие, политики, деятели культуры и т.д.
  3. Технология непрямого воздействия. Это стратегия с чертами структурирования методик НЛП. Манипулятор находит слабые места своей жертвы, и при помощи речи захватывает его сознание. Применение различных методик, поочередно или в совокупности, рассеивает внимание жертвы, дезориентирует его и т.д. Этим часто пользуются топ-менеджеры, известные бизнесмены и др.

Овладеть методиками технологии НЛП сложно, особенно когда необходимо тщательно контролировать и регулировать рамки своего словарного запаса.

Важно и то, что в эффективности разговорного гипноза важны не только слова, но и словосочетания, предложения и даже формирование монолога.

Опытный гипнотизер закладывает в свои слова скрытый смысл, внушая жертве то, что ему необходимо.

Стадии

Практическое применение гипноза начинается с поиска жертвы и анализа ее поведения и эмоционального состояния. В эффективности завладения сознанием важны две стороны – опыт и навыки манипулятора и предрасположенность жертвы к такому воздействию. Следует расположить к себе человека, приковать его внимание к словам и только после этого можно начинать гипноз.

Сам же гипноз состоит их двух стадий, взаимосвязанных друг с другом. Гипнотизер использует:

  • наведение транса;
  • внушение.

По технологии НЛП заострение внимание жертвы на разговоре, готовность к рациональным доводам, диалогу и т.д. уже является признаками наведения транса. Внушение информации зависит от того, насколько сконцентрировано внимание собеседника на манипуляторе. Вводя жертву в транс, следует использовать правильно подобранные речевые обороты, отдельные слова, особенности интонации и т.д. для того, чтобы человек поддался психологическому воздействию. В предложениях может таиться скрытый смысл, побуждающий жертву к каким-то действиям.

Примеров этой техники в повседневной жизни множество, и часто действие таких слов и фраз кратковременное. Когда человек заявляет о необходимости найти работу – это указывает на недостаток средств существования, а когда о малоизвестных научных или исторических фактах – об эрудированности и социальном статусе. Но опытные манипуляторы, используя разговорный гипноз, способны совмещать даже несовместимое, а само воздействие остается сильным и качественным.

Правила эффективности

В технологии НЛП особое место занимают разговорные пресуппозиции. Это базовые предложения, которые являются основным инструментом в разговорном гипнозе. Их знание обеспечивает эффективность транса и внушения. Их знание будет полезным, как для возможной жертвы гипноза, так и для манипулятора:

  • субъективная реальность предопределяет поведение человека;
  • транс – это обычное состояние человека, характеризующееся соприкосновением объективной и субъективной реальности;
  • большая часть поведения – бессознательное;
  • все непонятное и неестественное притягивает человеческое внимание;
  • любое действие, которое осталось незавершенным стремится к завершению;
  • все бессознательное построено на образах.

Каждый человек всю жизнь проживает в двух реальностях – объективной и субъективной. Они тесно взаимосвязаны между собой, но имеют и множество отличий.

Объективный мир – физический. Он имеет свое прошлое, он живет настоящим, из которого строится будущее. Субъективный – внутренний мир, с идеями, фантазиями и т.д. Он имеет мало общего с физическими явлениями и действиями, но может побуждать человека к ним. В точке соприкосновения этих реальностей и находится состояние транса.

Способы защиты

Спастись от внушения какой-то информации, остаться в трезвом уме и контролировать свои действия можно только при одном условии – осознании мотива воздействия манипулятора. Сделать это сложно, но, по мнению психологов, – реально:

  1. Необходимо осознать реальность возможного человеческого влияния.
  2. Понять трюки и хитрости, используемые гипнотизерами, проанализировать их и отточить на себе при помощи внутреннего диалога.
  3. Развиваться физически и духовно. Психологическая стойкость и трезвость ума поддаются закалке, как и стрессоустойчивость, борьба со страхами и т.д.

Постепенно, человек поймет, что слова – это оружие, сила которого не имеет меры и границ. Изучая гипноз, личность приобретает определенные навыки, которые не дадут ей поддаться внешнему психологическому воздействию.

Заключение

Человеческая речь – это не только инструмент межличностного общения, но и инструмент влияния. И силы этого влияния могут быть огромными. Познав правила разговорного гипноза, любой человек имеет все шансы расположить к себе любой круг общения, быстро влиться в коллектив и заслужить в нем уважение.

Главное, не попасть в ловушку недобросовестному манипулятору, способного легко ввести человека в транс и заставить его сделать что-либо опасное или недопустимое. Так, одними из лучших разговорных гипнотизеров являются уличные гадалки, цыгане, готовые использовать свои разговорные навыки для обмана и воровства.

zakolduj.ru

Анвар Бакиров
НЛП-технологии: разговорный гипноз

Предисловие
Предупреждение читателю

Это не просто книга – это книга-арсенал. Здесь описаны достаточно серьёзные и мощные техники, способные изменить как вашу жизнь, так и жизни тех, с кем вас сводит судьба. Кроме прочего, я писал её с шокирующей меня самого долей искренности, описывая механизмы влияния такими, какие они есть. Без цензуры. А значит – без предохранителей.

Так что рекомендую помнить: это не игрушки. Вы действительно сможете получать от людей то, что раньше не могли. Вы действительно сможете влиять на них даже на уровне их самочувствия. Вы поймёте, как просто наводить транс и как легко внушать нужные вам идеи и побуждения. Поэтому лучше даже в игровых или тренировочных целях давать только те внушения, от которых вы и сами не отказались бы.

Решение писать открыто я принял сознательно. Дело в том, что все мы так или иначе постоянно влияем как на себя, так и на окружающих. И словами, и жестами, и мимикой, и интонациями… Так что вопрос не в том, влиять или не влиять. Вопрос в том, знаете ли вы, какое влияние оказывают ваши слова и поступки. И не захотите ли вы кое-что в них поменять, когда узнаете их истинный смысл. Этика заключается не в отказе от манипуляций, а в осознанном выборе этичных целей для своих умений.

* * *

Это не просто книга – это книга-тренер. Она не просто информирует – она учит. И хотя мне не удастся научить вас всему тому, чему я учу на своих тренингах, я постарался, чтобы вы получили от неё максимум. Даже при невнимательном чтении. Читая её, вы будете временами погружаться в транс, где вы получите и усвоите все необходимые обучающие внушения. Книга будет провоцировать вас на эмоции, на спор со мной или с цитируемыми мною авторами. Всё в порядке. Так и задумано.

Отдельные предложения могут выходить за пределы грамматики русского языка. Всё правильно. Законы нейролингвистического программирования и разговорного гипноза диктуют свои способы обращения со словами. И вполне возможно, что все эти нюансы будут замечены только редактором, но не вами.

Кое-какие темы и мысли будут повторяться неоднократно. С теми же образами. Иногда – теми же словами. При первом прочтении рекомендую просто поверить: так надо. Второе прочтение даст вам в несколько раз больше информации: вы уже будете понимать, что и зачем я в этой книге делаю. Третье прочтение покажет, что дно здесь не двойное, а тройное.

А в какой-то момент вы обнаружите, что вы тоже так можете. И возможно, будете удивляться, что когда-то думали, что это сложно. Да-да, всё именно так просто. И я не маг, а такой же точно человек, как и вы.

* * *

Как обычно, некоторые мысли я иллюстрировал анекдотами. И спасибо тем людям, которые не поленились выложить их на соответствующих сайтах. Но больше всего иллюстраций здесь появилось благодаря замечательным книгам Сергея Лукьяненко и Леонида Каганова. Вот уж действительно мастера слова, у которых мне самому ещё учиться и учиться.

Хочется надеяться, что благодаря предложенным здесь примерам вы сможете учиться не только по учебникам, но и просто прислушиваясь к тому, что и как транслируют по телевизору и радио, да и просто звучит в самых обычных разговорах. Не говоря уже о деловых переговорах. Кладезь знаний вокруг! Надо только знать, куда смотреть. Чему я, собственно, и собираюсь научить вас в этой книге.

Часть 1
Основы разговорного гипноза

Глава 1
Что такое разговорный гипноз

Разговорный гипноз – это прикладное направление эриксоновского гипноза. Всё понятно? Не всем. Поэтому будем разбираться с каждым прозвучавшим словом.

Гипноз – это технология введения человека в состояние, при котором он не может или не хочет сопротивляться нашим воздействиям. Скажем, мы ему настолько нравимся, что он готов слушать любую чушь. Или он настолько дезориентирован, что за нюансами не следит. Или он видит в нас единственный путь к своему спасению, в чём бы оно ни заключалось. Вариантов много. Гипноз – это способ обеспечить нам такую радость.

Эриксоновский гипноз – это направление, развитое учениками величайшего гипнотерапевта XX столетия – Милтона Эриксона. Ему удалось опровергнуть распространённый в те времена миф о том, что существуют люди, невосприимчивые к гипнотическому воздействию. Дескать, у кого крутая сила воли, того загипнотизировать нельзя. Чарам Эриксона поддавались все.

Суть его метода была в том, что Милтон Эриксон пользовался не одним каким-то специфическим методом гипноза, а целой палитрой инструментов. Поэтому, если один из них не срабатывал как надо, доктор переходил к следующему быстрее, чем окружающие могли заметить его ошибку. Кто-то сравнил работу мастера с работой «интеллигентного взломщика». Отмычек много – не открыла одна, пробует другую. До результата.

К счастью для нас, это оказалось не свойством гения, а независимой от мастера технологией, которой может обучиться любой. Правда, для этого потребовалась достаточно кропотливая работа самого Эриксона и его учеников по выявлению нюансов этой технологии. Наибольшая заслуга в этом деле принадлежит Эрнсту Росси и основателям нейролингвистического программирования (НЛП) – Джону Гриндеру и Ричарду Бендлеру.

Так что можно считать разговорный гипноз не только направлением эриксоновского гипноза, но и одной из моделей НЛП – моделью гипнотической работы Милтона Эриксона. Или, как говорят в НЛП, милтон-моделью. Её прикладной частью.

Дело в том, что, хотя сам Милтон Эриксон применял свои гипнотические способности преимущественно для психотерапии и обучения, отделённая от источника модель коммуникации показала свою высочайшую эффективность и в совершенно других сферах. Милтон-модель работает в публичных выступлениях, в продажах, в переговорах, во взаимодействии с начальством, в руководстве подчинёнными… Словом, везде, где нам нужно что-то получить от других людей.

Эриксон продемонстрировал, что гипноз может быть незаметным. Что человек может побывать в гипнотическом трансе, не заметив этого. Что внушения можно давать в самом обычном разговоре, и прагматичные нэлперы (специалисты по НЛП) не могли не начать пользоваться этим в своих целях. Так появился разговорный гипноз.

Неприметный гипноз

Формальный гипноз красив. Формальный гипноз эффектен. Стекленеющий взгляд, самопроизвольные движения, постепенное оплывание черт лица и расслабление тела… Красота! А какая превосходная иллюзия власти! Предложил увидеть бабочку – видит, сказал, что ему хорошо и уютно, – расплывается в умиротворении, намекнул, что рука может подниматься, – она уже в воздухе.

Только… Хоть кто-нибудь сумел таким образом добиться реальных бизнес-результатов? Выиграл переговоры, тендер? Продал свой товар? А может быть, владение формальными техниками наведения транса помогло кому-нибудь в семейной жизни? Вернуло возлюбленного? Помогло успокоить раскапризничавшегося ребёнка?

Картинка, конечно, рисуется эффектная! Захожу в кабинет шефа. Предлагаю сосредоточиться на ощущениях в кончиках пальцев ног. Сообщаю, что на счёт «три» он войдёт в состояние глубокого транса. «Раз! Два! Три!» – шеф замирает в ожидании команды… Я предлагаю повысить меня в должности и отправить в командировку на Канары. После чего даю внушение на амнезию и разрешаю шефу выйти из транса.

Возможно? Да, если помогать «доброму слову» пистолетом.

Ещё можно было бы сказать, что нечто подобное мог бы сделать какой-нибудь гранд-мастер гипноза, но… Неужели вы полагаете, что профессионал такого класса будет работать настолько топорно? Что вы! Мастер работает иначе, тоньше, без внешних эффектов. Ему не получится предъявить запись беседы, хоть всего микрофонами увешай!

Знаете, почему? Когда работает специалист по разговорному гипнозу, этого никто не замечает. Результат – есть. Но вот проследить связь между словами и результатом сложно.

Часто настоящему мастеру гипноза не свойственны гипнотический взгляд, кустистые брови и властные жесты – напротив, ему присущи лёгкая болтливость, некоторая рассеянность, неизменная вежливость и богатое чувство юмора. Впрочем, умение вписаться в нужную социальную среду – это профессиональное. Он может выглядеть энергичным бизнесменом. Он может оказаться душой весёлой компании. Он может подать себя и в образе вальяжного барина, и матёрого волка. Он может быть как в центре, так и на периферии. И относятся к нему так, как ему надо на данный момент. Чаще всего, слегка свысока, с долей иронии. Так проще работать.

Как это выглядит? Как обычная беседа. Или как разговор по душам. Или как светский трёп. Или как деловая презентация. Как травля анекдотов, как застольный тост, как фраза, «случайно» услышанная в чужом разговоре, как незначимый этап в переговорах… Формальные цель и темы разговора не важны – у вас будут свои задачи. Дайте только слово молвить.

А все эти игры с «сядьте поудобнее, закройте глаза» оставим тем, кто может работать только по заказу гипнотизируемого. Пусть они и наслаждаются «властью» давать установки. А мы люди скромные, нам власть ни к чему – нам результаты подавай.

Гипнотический магнетизм

Возможно, вы уже догадались, что раз разговорный гипноз можно использовать в самых различных сферах деятельности, то, скорее всего, его и будут применять везде. Читая эту книгу, вы убедитесь в своей правоте. Вы будете видеть описанные здесь техники практически всюду: в телепередачах, в фильмах, в разговоре коллег по работе, в книгах, в сплетнях, в анекдотах, в песнях… Вы убедитесь, что разговорным гипнозом пользуются практически все!

Так что же? Я собираюсь учить вас тому, что вы и так знаете???

Да. Овладев разговорным гипнозом, вы будете делать всё то же самое, что и раньше.

Но позвольте, вправе возмутиться вы, я же хочу научиться новым техникам общения!

А вот здесь я позволю себе сказать: «Нет».

Вы хотите не делать новое, а получать новые результаты. Скорее всего, вы хотите говорить убедительнее. Вы хотите, чтобы люди сами делали для вас то, что вам нужно. Вы хотите, чтобы окружающие хорошо к вам относились: хорошо о вас думали и хорошо о вас отзывались. Вы хотите взять ситуацию под свой контроль, вместо того чтобы привычно отдаваться на волю случая и более опытных коммуникаторов. И ещё много чего.

Так вот: всё это вполне возможно, даже если вы пользуетесь теми же самыми инструментами общения, что и раньше. Более того, это возможно только в том случае, если вы пользуетесь теми же инструментами.

На этом, кстати, обламывались многие неопытные гипнотизёры, пытавшиеся в жизни применять навыки, которыми их научили на горе-тренингах по эксклюзивным гипнотическим техникам. Они вдруг начинали сверлить собеседников «гипнотическим» взором, подвывать «гипнотическим» голосом и строить речь, как в подстрочном переводе англоязычных авторов.

Сначала их просто признавали странными и шарахались от них. Потом люди стали грамотнее и начали догадываться, что «это жжжжж неспроста». Они понимали, что к ним применяют гипноз. И разрывали контакт.

И так поступали те же самые люди, которые легко входили в транс (состояние под гипнозом) и поддавались внушению там, где о гипнотическом воздействии не подозревали! Под телепередачи, под разговоры в транспорте, под кухонный трёп. Не говоря уже о проповедях и агитациях всех мастей.

Дело в том, что гипнотизируют и внушают все. И достаточно часто. А транс переживают десятки раз на дню. Краткосрочный, правда. Воздействует каждый. Каждым словом. Каждым жестом. Каждой сменой интонации. Каждым взглядом. Но! Мало кто знает, как конкретно отзываются его слова, жесты, интонации и т.п.

И получается, что мама, желая послушания, внушает ребёнку, что он хулиган. Что продавец, произнося: «Не спешите отказываться!», подталкивает клиента именно к отказу. Что супруги, желая прекратить ссору, орут друг другу: «Не ори!» Что начальник сначала сам убивает в подчинённом желание делать хоть что-то, а потом удивляется, почему сотрудники не проявляют инициативы.

Эта картина напоминает мне об отличиях между неорганизованной массой людей, где каждый идёт по своим делам, и толпой, ломящейся в одном направлении. В первом случае суммарный эффект будет нулевым, во втором – лучше отсидеться «в провинции у моря».

Или как в школьном курсе физики объясняется разница между обычным куском железа и магнитом. Мол, в обычном железе множество «маленьких магнитиков», каждый из которых направлен в произвольную сторону. Поэтому их суммарное воздействие подобно воздействию крыловских лебедя, рака и щуки, у которых «воз и ныне там». Если же железо намагнитить, то все «маленькие магнитики» начинают дружно смотреть в одну сторону, и их совместные усилия способны притягивать и отталкивать достаточно большие грузы.

Так что специалист по разговорному гипнозу делает всё то же самое, что и обычные люди. Вот только все его воздействия «намагничены» в нужном ему направлении. Чтобы больше доверяли, чтобы считали его товар лучшим, чтобы захотели согласиться с его предложениями… Все усилия в одну точку! Поэтому и результаты впечатляющие.

Стратегии непрямого действия

Что отличает гипнотическое воздействие от директивного? Гипноз воздействует косвенно. Другими словами, совсем не там, где собеседник готов нам сопротивляться!

Директивное воздействие – оно прямое. Тут идёт столкновение лоб в лоб. Кто сильнее? Кто круче? За кем большая сила? Напоминает всё это рыцарские турниры, где победа достаётся тому, кто крепче сидит в седле, у кого латы крепче и копьё длиннее.

Так что, если у вас больше денег, сил, за вами «братва» или ОМОН, ваш дядя – губернатор, если вы взглядом останавливаете тигра в прыжке и так далее, то с гипнозом можно и не заморачиваться. «Достаточно просто попросить». Но если вы собираетесь играть с равными соперниками, то без косвенного воздействия обойтись будет трудно.

Непрямое воздействие намного рациональнее. Вы не тратите ни времени, ни сил на преодоление сопротивления там, где оно есть. Нет! Вы продвигаетесь там, где сопротивления нет. Потому что никто не может сопротивляться везде. Нельзя, вытянув войска вдоль линии фронта, сдержать концентрированный удар противника. Этим и пользуемся: его войска защищаются тут, значит, мы будем наступать там. Он там, тогда мы уже тут. Или ещё где-нибудь. Там, где его нет.

Как это выглядит в практике разговорного гипноза, мы будем разбирать достаточно подробно, а сейчас лишь два штриха. В разговорном гипнозе есть две основных цели:

     • наведение транса;

     • внушение.

Так вот, в тот момент, когда собеседник ждёт от нас рациональных доводов и разговора по сути (с заготовленными заранее возражениями), мы на самом деле заняты введением его в транс – то есть в состояние, в котором наши внушения пройдут с большей вероятностью. Другими словами, он сконцентрировался на уме, а мы воздействуем на его переживания. О чём мы при этом будем говорить – неважно. Можем вообще молчать. И даже в сторонке сидеть.

А на этапе внушений мы можем говорить об одном, а внушать – о другом. Говорим с начальником о проекте, внушаем – о зарплате. Говорим о погоде, внушаем – о сексе. Говорим о моде, внушаем – о вашем социальном статусе. Как? Используя механику многоуровневой коммуникации: многозначности, эмоциональное оформление, специфическую жестикуляцию и так далее. Разбирать подробно – будем.

И это, разумеется, только маленькая иллюстрация, слегка приоткрывающая загадки непрямого воздействия. Когда вы прочитаете об основных инструментах разговорного гипноза, я расскажу вам и о других рычагах влияния на собеседника и результат коммуникации.

Глава 2
Возможности и ограничения

То, чем вы планируете овладеть, не является панацеей от всех бед. Это всего лишь инструмент. Со своими возможностями и ограничениями. Высококлассный специалист добьётся с его помощью великолепных результатов. Успехи начинающих, очевидно, скромнее.

И один из секретов мастерства полезно знать заранее. Его можно сформулировать как: «Гвоздь, завёрнутый отвёрткой, держится хуже, чем шуруп, забитый молотком» или как «Не стоит совать квадратные палки в круглые отверстия». Другими словами, разговорным гипнозом надо пользоваться там и тогда, где он наиболее эффективен, и не надо применять его там, где он не сработает.

Мастер заранее знает, где его ждёт успех, а где провал. Поэтому в первых местах его встретить легко, а во вторые он без нужды и соответствующей подготовки не сунется. Собственно, описанию этих тонкостей и нюансов и посвящена данная глава.

iknigi.net

В свое время Милтон Эриксон (Milton Erickson, 1901–80) был самым почитаемым и прославленным гипнологом в мире, а после его смерти вышло много книг и статей о нем, о его технике и ее приложении. Его влияние огромно, и в некоторых странах люди чуть ли не обожествляли его. Но ему пришлось сражаться в неравном бою, чтобы завоевать признание. Будучи подростком, он заболел полиомиелитом, так что в какой-то мере был инвалидом, и в последние годы жизни перемещался только в инвалидной коляске. А в его зрелые годы мир до такой степени не верил в чудесные исцеления, производимые Эриксоном, что Американская медицинская ассоциация пыталась даже отнять у него лицензию. То были шизофренические 1950-е годы, и его просто не поняли.

Эриксон был превосходным врачом. Ему нравилось быть экстремально гибким в своем подходе — независимо от того, использовал ли он гипноз или нет, были ли его сеансы длинными или короткими, происходили ли они в его офисе в Фениксе, штат Аризона, или где-то еще. Он мог быть агрессивным и мягким, напористым и гибким. Однажды, в крайне драматической ситуации, занимаясь лечением одного человека, который целый год был парализован и не мог ни ходить, ни говорить, Эриксон оскорбил его так, что тому пришлось сделать над собой усилие и ответить ему, а потом встать и покинуть кабинет, потому что он не мог больше этого слышать. Это типично для терапевтических методов Эриксона — он никогда не оставлял симптом в покое, но производил изменение в нем — в интенсивности, в частоте, в местонахождении, в чем угодно. Он любил говорить, что легче направить реку в другое русло, чем перекрыть ее.

Часто он не шел ни на какие уступки; он вылечил молодого человека от ужасных угрей, заставив мать мальчика выбросить все зеркала в доме во время двухнедельных каникул. Когда дело касалось гипнотического введения, он обнаружил, что воображаемые приборы более эффективны, чем реальные предметы. Вместо того, например, чтобы заставлять своих пациентов смотреть на настоящий кристаллический шарик, он просил их смотреть на воображаемый. Это потому что он всегда стремился проникнуть в бессознательное пациента, которое, как он верил, содержит ресурсы и знания, необходимые для выздоровления. Мобилизация воображения — это скорейший путь к бессознательному.

Вместе с верой, что каждый человек поддается гипнозу и что неудача введения в гипноз отражает скорее неспособность гипнотизера, а не пациента, он предпочитал адаптировать свою технику к объекту, а не следовать ограниченному репертуару. И это можно понять, ибо те исследователи, которые утверждают, что определенный процент людей не гипнотизируется вообще, опробовали на своих объектах более или менее ту же самую технику и не проявляли того рода гибкости, которой был знаменит Эриксон. Коллега Эриксона, Эрнст Росси, добавил бы к этому, что гипнолог должен быть чувствительным к природному ритму активности и покоя своего клиента, и тогда шансы загипнотизировать человека сильно возрастают, если время введения совпадет с периодом покоя.

Эриксон был настолько искусным гипнотизером, что снова поднял вопрос о том, нельзя ли загипнотизировать человека против его воли. Однако его жизнь и деятельность не могут дать нам ответа. Он брал тех пациентов, которые уже знали, что он гипнотизер, и тем самым на каком-то уровне уже дали свое согласие. Я по-прежнему продолжаю отстаивать сказанное в предыдущих главах, что человека нельзя загипнотизировать против его воли и нельзя заставить делать вещи, которых он иначе не стал бы делать.

Большинство техник Эриксона основано на отвлечении объекта от его сознательного внимания и барьеров. Так, например, в технике «мой друг Джон» пациент представлял, будто в комнате вместе с Эриксоном находится еще один человек, Джон. Эриксон описывал, какой этот Джон замечательный объект для гипноза, и проходил вместе с ним все ступени воображаемого введения, пока сам пациент не оказывался в трансе. В то время как многие применяемые сегодня техники прибегают к использованию слов, Эриксон умел погружать в транс только посредством действия. Фактически он определял гипноз как совместное переживание, обмен идеями всевозможными способами. Контакт с пациентом, в особенности с его подсознанием, решал дело. Так, в качестве демонстрации, он загипнотизировал пару раз не разговаривающих по-английски испытуемых, просто показывая мимикой постепенное вхождение в транс.

Один из его хорошо известных методов — это «техника замешательства», когда путем серии обескураживающих действий и непрекращающегося отвлеченного разговора он доводил объекта до своего рода отчаяния, так что тот уже жаждал получить ясные внушения, на которые он смог бы прореагировать; и в этот момент Эриксон давал внятное внушение для вхождения в транс или его углубления. Пациент находил прибежище от замешательства в трансе. Похожий метод возбуждения любопытства у объекта, когда он делал паузы и промедления, чтобы вызвать настроение ожидания и подорвать бдительность объекта. Несловесная параллель этого метода — прерванное рукопожатие: держа руку, словно готовую для рукопожатия, он вдруг останавливался и начинал вместо этого делать рукой двусмысленные вещи; он мог вызвать каталепсию руки у объекта, показывающего при этом признаки вхождения в транс.

Никто не ставил так высоко доверие, как Эриксон. В качестве одной из его наиболее общих техник введения он просто начинал рассказывать пациенту очевидные истины. «Вы удобно сидите в своем кресле. — Совершенно верно, нечего возразить. — Ваши руки лежат на подлокотниках кресла. — Разумеется, доктор Эриксон. — Вы чувствуете, как ваши ступни давят на пол, а тело — на кресло». И так далее, в том же духе. Произнеся с полдюжины таких истин, Эриксон достигал момента, когда говорил: «Ваши веки чувствуют тяжесть» или нечто в этом роде, и пациент уже готов был это принять, потому что Эриксон завоевал его доверие, пересказывая так долго бесспорные истины. Но он приобретал не только доверие; указывая на вещи, которые являются истинными, хотя и бессознательными, если к ним не привлекать особого внимания, Эриксон приспосабливал своего клиента к изменению состояния сознания и таким образом готовил его к переводу в гипнотический транс. Он понимал, что завоевать доверие — значит выиграть половину битвы; ибо если вы верите в авторитет человека, его внушения имеют для вас вес. Одним из главных несловесных методов, которым пользовался Эриксон для приобретения доверия, было тонкое отражение языка тела своего пациента, ритма дыхания, интонации и прочего.

Эриксон мог победить даже тогда, когда пациент решал сопротивляться или если был упрямым и беспокойным. Это фактически являлось его специализацией, и он разработал несколько техник (называемые «техники для утилизации», поскольку они утилизировали то поведение, которое объект представлял оператору) специально, чтобы, не показывая вида, преодолевать сопротивление. Во всех своих терапевтических стратегиях он предпринимал интервенцию, но делал это очень тонко, чтобы усилить целительное воздействие посредством укрепления автономности индивидуума. Он диктовал и манипулировал, работая с симптомами пациента, но как жить дальше после того, как эти симптомы были сняты, оставлял полностью на сознательный выбор самого человека.

Приводим описание одного из наиболее удачных приемов Эриксона, в котором использована техника преодоления сопротивления, «двойная связь»:

Эриксон добивался своего, но не отнимал свободу действия у пациента; он подрывал его сопротивление, но сохранял автономию.

Он развил также простой, но мощный способ преодоления сопротивления терапевтическим внушениям. Он вставлял терапевтические внушения между внушениями для поддержания транса. Таким образом, внимание пациента еще до того, как он начинал противиться терапевтическому внушению, уводилось на поддержание транса. Точно так же, когда Эриксон видел, что в терапевтических целях пациенту важно что-то делать, чего тот не хотел бы делать, он не просил его об этом прямо. Вместо этого Эриксон просил его сделать еще что-то другое, что тот был еще меньше расположен делать. Таким образом, пациент, выбирая свободно сам, что ему делать, брался именно за ту вещь, которую Эриксон ставил на первое место.

Если вы сегодня пойдете к гипнологу, то он будет говорить с вами долго, мягко и убедительно. Именно Эриксон довел до совершенства технику разговора при гипнотическом введении. Возможно, у Эриксона это использование языка было естественным и инстинктивным, но теперь оно интенсивно анализируется. Перечисление всех нюансов заняло бы слишком много времени, но здесь приводятся лишь некоторые примеры искусства разговора, разработанные Эриксоном и его последователями.

Некоторые слова повторяются все снова и снова, например, «и». Однако, связывая посредством «и» зачастую логически не связанные предложения, Эриксон мог глубже погружать клиента в гипнотическое состояние. «Вы сидите на кресле, и ваши руки покоятся на подлокотниках кресла (две само собой разумеющиеся очевидности), и ваши веки становятся тяжелыми, и вы чувствуете сонливость, и теперь вы уже вряд ли сможете их открыть….» Другая техника — это задавать вопросы, требующие ответа «да», так что пациент все время соглашается с процессом гипнотического введения. «Приятно же быть спокойным и расслабленным, не так ли?» «Вы же хотите решить ваши задачи?» Согласие и доверие, многократно повторенные, решают все. В любом случае вопросы часто оказываются более сильными, чем прямые утверждения, так как они, по-видимому, оставляют решение на усмотрение клиента: «Можете вы мне сказать, на что похоже погружение в глубокий сон?» Такой вопрос поощряет засыпание, при этом не выглядит как команда. Вопрос «Вас это удивляет?» заставляет пациента открыть рот от удивления и дает ему возможность измениться. Могут применяться также и замаскированные вопросы типа «Я не знаю, как глубоко вы хотели бы войти в транс». Команды могут быть также скрытыми, спрятанными в кажущееся безобидным утверждение: «Я не хочу, чтобы вы расслаблялись настолько, чтобы не слышали моего голоса». Легкое ударение на выделенных курсивом словах, с изменением тона и ритма, делает их внушением, нацеленным на бессознательное.

Как только необходимая степень доверия или летаргии достигнута, гипнотизер школы Эриксона может вводить некоторые силовые слова — «должны», «невозможно», «можете». «По мере того, как вы глубже и глубже входите в трансовое состояние, вы не сможете открывать глаза. Как бы вы ни старались, невозможно открыть глаза. Вы настолько расслаблены, настолько глубоко расслаблены (повторение — это еще одна хорошая техника Эриксона), что должны заснуть… Вы не можете поднять ваши руки…» Еще одна похожая техника — это использовать слова, привлекающие внимание, такие как «ну», «теперь», «очевидно», быть может, только с чуточкой симпатии в голосе: «Теперь вы чувствуете сонливость; очевидно, вы знаете, как расслабляться; ну, теперь вы можете глубже войти в гипноз». Джон Гриндер и Ричард Бэндлер поясняют смысл того, когда Эриксон использует силовые слова или нечто неопределенное:

Эмоциональные слова, иногда называемые «якорями», очень важны. Достаточно изучив, какие слова могли бы запустить у клиента эмоциональную реакцию, как негативную, так и позитивную, Эриксон приправлял свою беседу этими словами, чтобы мобилизовать эмоциональную энергию в терапевтических целях.

Однако та техника, которой Эриксон прославился больше всего, — это техника аналогий и метафорических рассказов; на этот счет у него, по-видимому, был особенный дар. Уверен, что некоторые из историй были заготовлены и отшлифованы заранее, другие же сочинялись на ходу: в этом метафорическом стиле Эриксон мог мыслить столь же ясно и молниеносно, как и в нормальном ассоциативном стиле. Рассказы его очень часто личные, взятые из его собственной жизни, которую он кроил для подходящего момента с целью переосмысления проблемы пациента. Многие из рассказов слишком длинные, чтобы цитировать, но приведем один коротенький эпизод, заостряющий внимание на том, что подсознанию следует доверять, когда хочешь сделать правильную вещь в правильное время:

Просто и к месту. И все рассказы всегда были нацелены на одно и то же: «Сначала смоделировать мир пациента, потом проиграть этот смоделированный мир». Рассказы и метафоры занимали воображение и питали положительные эмоции пациента; Эриксон с тем же успехом использовал анекдоты, каламбуры и загадки. Они расслабляли пациента и делали его открытым для образного, метафорического содержания, ибо, по сути, они были притчами его собственной проблемы и выхода из нее. Они могли содержать скрытые действия-команды. Особенно знаменит случай с мальчиком, который в двенадцать лет все еще мочился в постель. Родители испробовали все средства от терпения до кнута и пряника. Эриксон обнаружил, что мальчик любит бейсбол, поэтому он рассказал ребенку о мышечном контроле, необходимом для профессиональной игры в бейсбол. Чтобы поймать мяч, сказал он, все мышцы должны сжаться в нужный момент, а чтобы отпустить мяч, необходимо расслабить все мышцы в нужный момент, а иначе мяч не полетит туда, куда ты его хочешь послать. Если ты сумеешь это сделать правильно, заключил Эриксон, то это будет большое, настоящее достижение. Мальчик перестал мочиться в постель.

И снова, быть может еще изощреннее, работая с сексуальными трудностями у супружеских пар, он заставлял их говорить вместо этого о еде, самой общей метафоре для секса. Он заставлял женщину согласиться, что она наслаждается, откладывая начало, тогда как муж стремится перейти к самому главному. Если клиенты начинали замечать, к чему Эриксон ведет, он тут же менял предмет разговора, но возобновлял его время от времени. И он заканчивал внушением, казавшимся просто хорошим советом, что они однажды выберут вечер, чтобы приятно поужинать вместе, — в надежде, что обильный ужин приведет к обильному сексу.

В этом случае не применялось никакого гипноза. Однако большинство своих историй Эриксон рассказывал загипнотизированным людям, потому что верил, что в трансовом состоянии мы инстинктивно понимаем главный смысл рассказа, не отдавая себе отчета в том, что мы делаем. Как это метко заметил врач Ли Уоллас: то были истории «для третьего уха». Смысл истории впитывается и действует на бессознательное. Более того, будучи в восприимчивом состоянии, мы даем семенам историй глубже укореняться в душе. Однако смысл рассказа — это еще половина терапевтической цели; хорошая история оставляет хорошее ощущение, — какое остается у вас, когда вы покидаете кинотеатр после просмотра хорошего фильма. Взращивание этого хорошего ощущения также часть терапии Эриксона, его рассказики всегда неизменно усиливали чувство жизни, позитивное, поддерживающее рост и волю к переменам в собственной жизни. Они рассказывали о достижениях, о преодолении барьеров, о новых горизонтах.

Теоретически, Эриксон больше всего интересен в своем очевидном разрыве с предположением Фрейда о том, что регрессия — это путь к большинству проблем, причиненных прошлым. Подобно дзэн-буддисту, Эриксон работал с «настоящим» пациента, с его «здесь и теперь», веря в то, что каждый из нас обладает ресурсами для совершенного здоровья и что мы должны сосредоточиться скорее на самосовершенствовании, чем на исправлении ошибок прошлого. Более того, поскольку он думал, что «ваше сознательное мышление может быть очень разумным, однако ваше бессознательное гораздо умнее», терапевтический процесс вовсе не обязан был стать «прозрением» — перемещением чего бы то ни было в сознание. Он верил, что мы имеем ресурсы в нашем прошлом, чтобы преодолеть любое препятствие. Если вы решили проблему в прошлом, вы можете сделать так снова. Таким образом, он говорил своему пациенту, как тот решил какую-то проблему в прошлом, а затем воссоздавал в уме загипнотизированного пациента те же самые условия для настоящего.

Милтон Эриксон умер больше двадцати лет назад, но можно с уверенностью сказать, что его труды повлияли на каждого гипнотерапевта, и с каким бы из них вам ни довелось встречаться, он будет применять некоторые из его техник. Я бы описал Эриксона как своего рода поэта. Есть разница между его гипнотической и «вводящей в транс» поэзией и тем родом поэзии, который взывает преимущественно к интеллекту. Главная черта гипнотической поэзии — у нее свой четкий, убаюкивающий ритм; эти постоянные повторения; она прибегает к смутной образности и содержит неясности, которые усыпляют разум. Все это представлено в методах Эриксона. Он был художником.

Следующая глава >

psy.wikireading.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.