Наука о символах и знаках

Семиотика, или семиология — наука, исследующая свойства знаковых систем и соответственно знаков (естественных и искусственных языков).

Знаковая система есть материальный посредник, который служит для обмена информацией между материальными системами.

Основные принципы семиотики сформулировал в 1860-е гг. американский философ Ч.С. Пирс. Ему же принадлежит и сам термин «семиотика» и ее деление на три раздела: синтактику, семантику, прагматику.

Семиотика включает три основных раздела (три аспекта изучения знака и знаковой системы):

1) синтактику, изучающую отношения между знаками

2) семантику, изучающую отношения между знаками и обозначаемым предметом, т.е. содержание знаков;

3) прагматику, изучающую отношение между знаком и человеком, т.е. тем, кто пользуется знаками: говорящим, слушающим, пишущим, читающим.


Знак существует для того, чтобы его посредством назвать, обозначить денотат, т.е. выделенный сознанием какой-то предмет, признак, действие, состояние, положение дел, ситуацию, событие и т.п. Тот или иной предмет действительности становится денотатом лишь как противочлен знака, т.е. в рамках конкретной знаковой ситуации и в конкретном акте высказывания. Денотат — это не просто предмет, а предмет, выделенный (как целое или в отдельных своих сторонах) для наименования.

У многих (но далеко не у всех) означаемое и означающее связаны условным (конвенциональным), или произвольным образом, т.е. эта связь не зависит от природных факторов, не является причинно-следственной связью. (В отличие, например, от связи: дождь —— лужи воды). Именно поэтому знаки одного языка могут отличаться от знаков другого языка (так, один и тот же денотат <дерево>, означаемое ‘дерево’ и слова дерево во франц. — arbre, англ. tree, нем. Baum). Однако связь данного означаемого и данного означающего является в принципе обязательной в данном языке. Отдельный говорящий не может нарушить эту связь, не рискуя оказаться непонятым.

Вместе с тем стороны знака могут как бы «скользить» относительно друг друга. В итоге одному означаемому в соответствие могут быть поставлены два или более означающих: ‘наука о языке’ — языкознание, языковедение, лингвистика, а одно означающее может соотноситься с несколькими означаемыми: идти: 1. о человеке, передвигаться в пространстве с помощью ног и 2. о поезде, передвигаться в пространстве, используя тягу паровоза или электровоза.


Для разъяснения структуры языкового значения используется семантический треугольник (рис1).

Знак (слово)

AutoShape 35AutoShape 36

значение

понятие денотат (предмет)

Рис. 1. Семантический треугольник для знака (слова)

В значении слова находит обобщенное отражение определен­ный предмет, «фрагмент» действительности: слово является назва­нием не отдельного предмета, а целого класса предметов. Предме­ты и явления действительности отражаются в сознании человека в виде логических понятий. Таким образом, значение есть соотнесен­ность знака (слова) с определенным понятием.

Например, слово стул обозначает класс реально существующих предметов. Все существующие виды стульев отображаются в нашем сознании в виде понятия о стуле. Значение слова стул содержит лишь минимальный набор характерных при­знаков (которые берутся обычно из числа признаков понятия), позволяющих соот­нести слово и обозначаемый предмет.


В семантическом треугольнике обязательными компонентами являются знак и понятие, а денотат может отсутствовать.

Например, все русские люди знают, кто такая Баба Яга, и могут приблизительно описать ее и дать ей некоторую характеристику. Следовательно, знак и понятие су­ществуют. А вот денотата — самой Бабы Яги — не существует.

Знаком является и предложение. Понятие предложения-выска­зывания — центральная категория лингвосемиотики. Смысл пред­ложения-высказывания заключается в высказанном в нем сужде­нии, а денотатов у предложения бывает только два — «истина» или «ложь», т.е. соответствие или несоответствие высказанного в пред­ложении суждения реальному положению вещей.

Семантический треугольник для этого случая приводится на рис. 2.

Знак (предложение)

AutoShape 37

AutoShape 38

Значение


Group 33

Понятие (смысл) Денотат (истинность или

ложность высказывания)

Рис. 2. Семантический треугольник для знака (слова)

Возможны предложения, у которых есть смысл, но нет, а иногда и не может быть денотата, как и в словах (Баба Яга). Знаменитое предложение философа Б. Рассела «Нынешний король Франции лыс» не являв ни истинным, ни ложным, так как Франция — республика и сейчас там вообще нет короля.

В «семантическом треугольнике» помимо отсутствия денотата возможна неоднозначность соответствия знак — понятие — денотат (предмет), выражающаяся в омонимии, полисемии и синонимии

Явление омонимии состоит в том, что существуют два совершенно одинаковых по форме знака, каждый из которых имеет значение, причем эти значения между собой абсолютно не связаны, так же как и соответствующие понятия и денотаты (ключ (для замка) — ключ (родниковый ключ).

Развитие полисемии (многозначности слова) с семантически точки зрения объясняется законом асимметрии знака и значения. Знак и значение обычно полностью не покрывают друг друга. Они асимметричны. Эта асимметрия объясняет природу языковых единиц, которые обладают, с одной стороны, устойчивостью, выполняя коммуникативную функцию, а с другой — подвижностью, изменяясь в соответствии с условиями конкретного контекста.
результате постоянного расширения круга ситуаций, в которых используется та или иная языковая единица, происходит пошаговое, частичное из­менение семантической структуры лексических единиц, обогаще­ние их семантической структуры. Одновременно каждое из значе­ний стремится выразиться в новом знаке: Корабль идет. Корабль плы­вет. Таким образом, каждая лексическая единица входит в пересе­кающиеся ряды полисемии и синонимии.

Явление синонимии в семиотике интерпретируется весьма ши­роко. В семиотике синонимы — два равнозначных, но не тождест­венных выражения. При этом под равнозначностью понимается: 1) либо соотнесенность с одним и тем же денотатом (предметом); 2) либо соотнесенность с одним и тем же понятием, точнее с той частью, которая содержит характеризующую информацию.

Прагматика изучает законы, зависящие от позиции наблюдате­ля Языковые основы прагматики лежат за ее пределами — в синтактике и семантике языка. Можно сказать, что прагматика — это се­мантика языка в действии.

При объяснении понятия прагматика в качестве простейшего примера знако­вой системы часто приводят систему дорожной сигнализации — светофор. Эта сис­тема имеет три знака: красный, означающий «Остановиться!», зеленый — «Можно ехать!» и желтый — «Приготовиться к движению (или остановке)!». Синтактика зна­ков светофора составляет четыре комбинации, каждой из которых соответствует определенная семантика.


Синтактика Семантика

1) красный + желтый стоять + приготовиться к движению

2) желтый + зеленый приготовиться к движению + ехать (идти)

3) зеленый + желтый ехать (идти) + приготовиться к остановке

4) желтый + красный приготовиться к остановке + остановиться.

Прагматика светофора заключается в следующем. Знаковая система светофора адресуется водителям и пешеходам. Если на стороне светофора, обращенной к во­дителю, последовательно загорается «желтый + зеленый», то для водителя эта ком­бинация означает «приготовиться к движению». В то же время для пешехода, кото­рый смотрит на сторону светофора, обращенную к водителю, и видит эту же комби­нацию, она означает «приготовиться к остановке + остановиться» (соответственно на его стороне светофора загорается комбинация «желтый + красный»). Таким об­разом, значение каждой комбинации различно по отношению к каждому из адреса­тов (водителю и пешеходу). Если пешеход в этой ситуации «выполнил команду» све­тофора и остановился, значит, коммуникативный акт со стороны светофора был ус­пешным.

Прагматику лингвистического знака — предложения можно про­иллюстрировать аналогично.
едложение-высказывание — это элемент коммуникации, который имеет субъектно-предикатную структуру (т.е. подлежащее и сказуемое) и интонационную оформленность (синтактика) и соединяет в себе функцию номинации — обозначения предметов и явлений действительности (семантика) и коммуникативную функцию (собственно прагматика). Субъектно-предикатная структура одновременно фиксирует и акт номинации (обозначения), и акт коммуникации, поскольку она превращает но­минацию в сообщение. Наиболее наглядно прагматика предложе­ния-высказывания проявляется в случае рассогласования собствен­но номинативной и коммуникативной функций.

Например, предложение «Вы уже слишком далеко заюли, взятое вне контекста, обозначает «Вы ушли куда-то, в каком-то направлении слишком далеко». В конкретных речевых ситуациях оно может приобрести различный коммуникативный смысл: 1) Надо возвращаться: в лесу темнеет. Вы уже слишком далеко зашли; 2) Вы уже слишком о зашли. Я такие слова никому не прощаю; 3) Вы уже слишком далеко зашли. В этой ситуации ничего не изменить. Придется смириться.

Основания прагматики языка кроются в общем свойстве язь» пронизывающем все его стороны, — в «субъективности». При этом прагматика рассматривает широкий круг вопросов:

1) в обыденной речи — отношение говорящего к тому, что и он говорит: истинность, объективность, предположительное речи, ее искренность или неискренность, приспособленность к социальной среде и социальному положению слушающего и т.д.;


2) интерпретация речи слушателем — как истинной, объект» ной, искренней или, напротив, ложной, сомнительной, вводящей заблуждение;

3) в художественной речи — отношение писателя к действительности и к тому, что и как он изображает; отношение читателя к тексту и в конечном счете к художественному произведению в целом и др.

Связующим звеном в таком широком наборе вопросов является центр субъективности языка — категория субъекта или, по мнению других специалистов, — социальная ситуация и фактор адресата.

Роль прагматических аспектов высказывания, которые может использовать говорящий для достижения своей коммуникативной цели, иллюстрирует также ситуация многоязычия.

Другая группа вопросов связана с интерпретацией речи слушате­лем, его языковыми ожиданиями. Так, в русской культуре принято утешать человека минимизацией беды: Велико дело! Не велика беда! Что за горе! Это ли горе! Это горюшко не горе; горе будет впереди! и др. Приведенные выражения для русскоязычного слушателя имеют один смысл «Беда не так велика». Если же буквально, слово в слово, перевести эти выражения на любой другой язык, они будут иметь иной смысл. Таким образом, каждое из данных выражений приоб­ретает смысл утешения лишь в определенном контексте, в опреде­ленной речевой ситуации и культурной среде. Вне ее эти предложе­ния лишены коммуникативного смысла.


studfiles.net

СЕМИОТИКА, наука о знаках. Семиотика появилась в начале 20 в. и с самого начала представляла собой метанауку, особого рода надстройку над целым рядом наук, оперирующих понятием знака. Несмотря на формальную институционализацию семиотики (существуют семиотическая ассоциация, журналы, регулярно проводятся конференции и т.д.), статус ее как единой науки до сих пор остается дискуссионным. Так, интересы семиотики распространяются на человеческую коммуникацию (в том числе при помощи естественного языка), общение животных, информационные и социальные процессы, функционирование и развитие культуры, все виды искусства (включая художественную литературу), метаболизм и многое другое.

Идея создания науки о знаках возникла почти одновременно и независимо у нескольких ученых. Основателем семиотики считается американский логик, философ и естествоиспытатель Ч.Пирс (1839–1914), который и предложил ее название. Пирс дал определение знака, первоначальную классификацию знаков (индексы, иконы, символы), установил задачи и рамки новой науки. Семиотические идеи Пирса, изложенные в очень нетрадиционной и тяжелой для восприятия форме, да к тому же в далеких от круга чтения ученых-гуманитариев изданиях, получили известность лишь в 1930-х годах, когда их развил в своем фундаментальном труде другой американский философ – Ч.Моррис, который, кроме всего прочего, определил и структуру самой семиотики. Дальнейшее развитие подход Пирса получил в работах таких логиков и философов, как Р.Карнап, А.Тарский и др.


Несколько позднее швейцарский лингвист Ф. де Соссюр (1857–1913) сформулировал основы семиологии, или науки о знаках. Знаменитый Курс общей лингвистики (курс лекций) был издан его учениками уже после смерти ученого в 1916. Термин «семиология» и сейчас используется в некоторых традициях (прежде всего французской) как синоним семиотики.

В 1923 немецкий философ Э.Кассирер опубликовал трехтомный труд, посвященный философии символических форм.

Несмотря на общую идею необходимости создания науки о знаках, представления о ее сущности (в частности у Пирса и Соссюра) значительно различались. Пирс представлял ее как «универсальную алгебру отношений», т.е. скорее как раздел математики. Соссюр же говорил о семиологии как науке психологической, некоторой надстройке прежде всего над гуманитарными науками.

В основе семиотики лежит понятие знака, понимаемого по-разному в различных традициях. В логико-философской традиции, восходящей к Ч.Моррису и Р.Карнапу, знак понимается как некий материальный носитель, представляющий другую сущность (в частном, но наиболее важном случае – информацию). В лингвистической традиции, восходящей к Ф. де Соссюру и позднейшим работам Л.Ельмслева, знаком называется двусторонняя сущность. В этом случае вслед за Соссюром материальный носитель называется означающим, а то, что он представляет, – означаемым знака. Синонимом «означающего» являются термины «форма» и «план выражения», а в качестве синонимов «означаемого» используются также термины «содержание», «план содержания», «значение» и иногда «смысл».

Другое ключевое понятие семиотики – знаковый процесс, или семиозис. Семиозис определяется как некая ситуация, включающая определенный набор компонентов. В основе семиозиса лежит намерение лица А передать лицу Б сообщение В. Лицо А называется отправителем сообщения, лицо Б – его получателем, или адресатом. Отправитель выбирает среду Г (или канал связи), по которой будет передаваться сообщение, и код Д. Код Д, в частности, задает соответствие означаемых и означающих, т.е. задает набор знаков. Код должен быть выбран таким образом, чтобы с помощью соответствующих означающих можно было составить требуемое сообщение. Должны также подходить друг к другу среда и означающие кода. Код должен быть известен получателю, а среда и означающие должны быть доступны его восприятию. Таким образом, воспринимая означающие, посланные отправителем, получатель с помощью кода переводит их в означаемые и тем самым принимает сообщение.

Частным случаем семиозиса является речевое общение (или речевой акт), а частным случаем кода – естественный язык. Тогда отправитель называется говорящим, получатель – слушающим, или также адресатом, а знаки – языковыми знаками. Код (и язык в том числе) представляет собой систему, которая включает структуру знаков и правила ее функционирования. Структура, в свою очередь, состоит из самих знаков и отношений между ними (иногда говорят также о правилах комбинирования).

Семиотика разделяется на три основных области: синтактику (или синтаксис), семантику и прагматику. Синтактика изучает отношения между знаками и их составляющими (речь идет в первую очередь об означающих). Семантика изучает отношение между означающим и означаемым. Прагматика изучает отношение между знаком и его пользователями.

Результаты семиотических исследований демонстрируют параллелизм семантики языка и других знаковых систем. Однако, поскольку естественный язык является наиболее сложной, мощной и универсальной знаковой системой, непосредственное перенесение семиотических методов в лингвистику малоэффективно. Скорее наоборот, методы лингвистики, и в том числе лингвистической семантики, активно влияли и влияют на развитие семиотики. Можно сказать, что логически семиотика по отношению к лингвистике является объемлющей дисциплиной, но исторически она сформировалась как результат обобщения знаний об устройстве и организационировании естественного языка на знаковые системы произвольной природы. Тем не менее в лингвистике 20 в. семиотический подход в целом и основные семиотические понятия, такие, как «знак», «коммуникация» и «семиозис», сыграли огромную роль.

В 20 в. семиотика развивалась в очень разных направлениях. В американской семиотике объектом изучения стали различные невербальные символьные системы, например жесты или языки животных. В Европе, напротив, первоначально главенствовала традиция, восходящая к Соссюру. Семиотику развивали прежде всего лингвисты – Л.Ельмслев, С.О.Карцевский, Н.С.Трубецкой, Р.О.Якобсон и др. – и литературоведы – В.Я.Пропп, Ю.Н.Тынянов, Б.М.Эйхенбаум и др. Лингвистические методы переносились и на другие области. Так, Я.Мукаржовский использовал методы, разработанные в Пражском лингвистическом кружке, для анализа искусства как знакового феномена. Позднее структурные методы для анализа социальных и культурных явлений использовали французские и итальянские структуралисты Р.Барт, А.Греймас, К.Леви-Стросс, У.Эко и др.

В СССР взаимодействовали два основных семиотических центра: в Москве (Вяч.Вс.Иванов, В.Н.Топоров, В.А.Успенский и др.) и Тарту (Ю.М.Лотман, Б.М.Гаспаров и др.). В то же время с большим основанием говорят о единой Московско-Тартуской (или Тартуско-Московской) школе семиотики, объединившей исследователей на основе как содержательных, так и организационных принципов.

Первым крупным семиотическим мероприятием в СССР стал Симпозиум по структурному изучению знаковых систем. Он был организован совместно Институтом славяноведения и балканистики АН СССР и Советом по кибернетике в 1962. В программу симпозиума входили следующие секции: 1) естественный язык как знаковая система; 2) знаковые системы письма и дешифровка; 3) неязыковые системы коммуникации; 4) искусственные языки; 5) моделирующие семиотические системы; 6) искусство как семиотическая система; 7) структурное и математическое изучение литературных произведений. На симпозиуме были сделаны доклады по машинному переводу, лингвистической и логической семиотике, семиотике искусства, мифологии, невербальным системам коммуникации, ритуалу и пр. Первое заседание открыл А.И.Берг. В симпозиуме участвовали П.Г.Богатырев, А.К.Жолковский, А.А.Зализняк, Вяч.Вс.Иванов, Ю.С.Мартемьянов, Т.М.Николаева, Е.В.Падучева, А.М.Пятигорский, И.И.Ревзин, В.Ю.Розенцвейг, Б.В.Сухотин, В.Н.Топоров, Б.А.Успенский, Т.В.Цивьян и др.

В это время возник термин «вторичные моделирующие системы». Язык понимался как первичная знаковая система, надстроенные же над ним знаковые системы рассматривались как вторичные. Термин был предложен В.А.Успенским, в частности с целью избежать частого употребления термина «семиотика», поскольку он вызывал неприятие со стороны официальной идеологии.

В Тарту центром семиотики стала кафедра русской литературы, на которой работали М.Ю.Лотман, З.Г.Минц, И.А.Чернов и др. В 1964 здесь вышел первый сборник Трудов по знаковым системам, и в этом же году состоялась первая Летняя школа по вторичным знаковым системам, объединившая два центра, а также ученых из других городов. В течение десяти лет было проведено пять Летних школ. Школы в 1964, 1966 и 1968 прошли в Кяэрику на спортивной базе Тартуского университета, школы в 1970 и 1974 году – в Тарту, причем последняя официально называлась Всесоюзным симпозиумом по вторичным моделирующим системам. Значительно позднее – в 1986 – состоялась еще одна, последняя школа. Во второй Летней школе (1966) принимал участие Р.О.Якобсон.

В рамках Московско-Тартуской школы семиотики объединились две традиции: московская лингвистическая и ленинградская литературоведческая, поскольку именно к последней принадлежали Ю.М.Лотман и З.Г.Минц.

В основе московской лингвистической традиции лежали методы структурной лингвистики, кибернетики и информатики (в частности, поэтому одним из основных стало понятие вторичной моделирующей системы). Для Ю.М.Лотмана ключевым стало понятие текста (прежде всего художественного), которое он распространил на описание культуры в целом.

Для начального этапа работы Московско-Тартуской школы было характерно чрезвычайное разнообразие охватываемой тематики, при этом было широко представлено исследование «простых» систем: дорожных знаков, карточных игр, гаданий и т.д. Постепенно, однако, интересы членов школы сместились к «сложным» знаковым системам: мифологии, фольклору, литературе и искусству. Основной понятийной категорией, используемой в этих исследованиях, был текст. К семиотическому анализу текстов в самом широком смысле слова относятся, например, исследования основного мифа (Вяч.Вс.Иванов, В.Н.Топоров), фольклорных и авторских текстов (М.И.Лекомцева, Т.М.Николаева, Т.В.Цивьян и др.). Другое направление, связанное с этим понятием, представлено в работах М.Ю.Лотмана. В этом случае речь идет о тексте культуры, а само понятие культуры становится центральным, фактически вытесняя понятие языка.

Культура понимается как знаковая система, по существу являющаяся посредником между человеком и окружающим миром. Она выполняет функцию отбора и структурирования информации о внешнем мире. Соответственно, различные культуры могут по-разному производить такой отбор и структурирование.

В современной российской семиотике преобладает именно эта традиция, однако с активным использованием лингвистических методов. Так, можно говорить о семиотике истории и культуры, основанной на лингвистических принципах (Т.М.Николаева, Ю.С.Степанов, Н.И.Толстой, В.Н.Топоров, Б.А.Успенский и др.).

Особый интерес представляют рефлексия по поводу Московско-Тартуской семиотической школы и осмысление ее как особого культурного и даже семиотического феномена. Основная масса публикаций (в том числе чисто мемуарного характера) приходится на конец 1980-х и 1990-е годы. Среди различных описаний и интерпретаций Московско-Тартуской школы можно выделить статью Б.А.Успенского К проблеме генезиса Тартуско-московской семиотической школы (впервые опубликована в Трудах по знаковым системам в 1987), основные положения которой, по-видимому, общепризнаны. Наиболее же дискуссионной оказалась статья Б.М.Гаспарова Тартуская школа 1960-х годов как семиотический феномен. Она была впервые опубликована в Wiener Slawistischer Almanach в 1989 и вызвала целый ряд откликов. Гаспаров рассматривает школу как целостное явление (он практически не упоминает имен), для которого характерна западническая ориентация, герметизм, эзотеризм и подчеркнутая усложненность языка, утопизм, своего рода внутренняя культурная эмиграция из советского идеологического пространства.

www.krugosvet.ru

Наука о символах и знаках

Слово «семиотика» (от semeion – знак) мало что может сказать неподготовленному человеку, хотя она проникает практически во все сферы нашей жизни благодаря предмету своего изучения – знаку. Эта наука разрабатывает понятия знака, языкового знака, языка, символа и т. п., к которым мы прибегаем в нашей повседневной жизни и с которыми мы знакомимся, изучая психологию, языкознание, логику, философию, искусство и т. д. Другими словами, семиотическая составляющая охватывает широкую область нашей деятельности, и мы постоянно используем ее свойства и терминологию, часто не отдавая себе отчета в том, что она относится к области особой науки, которая называется семиотикой. Определение семиотики в общем виде можно дать следующим образом: семиотика – это наука о знаках и знаковых системах, которая анализирует природу, свойства и функции знаков, классифицирует виды знаков, указывает пути их развития.

В жизни всех живых существ – и человека, и животных – знаки имеют огромное значение, на них базируется вся человеческая деятельность и многие формы поведения животных. Именно поэтому многие науки имеют дело со знаками – это и лингвистика, и психология, и математика, и кибернетика и т. д.

Но каждая из отдельных наук изучает знак в каком-либо его одном, отвечающем задачам данной науки, аспекте. Например, лингвистика занимается знаками естественных национальных языков, психология исследует развитие знаковых ситуаций в онтогенезе (в развитии ребенка), знаки в математике функционируют как абстрактные сущности и т. д.

А знаковая функция рекламы в современном мире связана с налаживанием эффективной рекламной деятельности и ее воздействием на потребителя. При этом ни одна из названных и других областей не охватывает общую, целостную проблему знака в отвлечении от его конкретных, свойственных данной науке, свойств.

Последняя задача – исследование знака как такового – как раз и является делом семиотики. Семиотика дает определение знака как такового, классифицирует знаки, группирует их по определенным критериям, приводит знаковые ситуации и случаи использования знаков. Но все это становится возможным лишь потому, что семиотика владеет знаниями о частных, конкретных науках, в которых описываются конкретные знаковые ситуации и конкретные приемы использования знаков. Данные отдельных частных наук – база для применения семиотики. Но, объединив все данные отдельных наук, семиотика выводит и формулирует общие положения и законы, связанные со знаками.

Только после этого, обобщив весь знаковый материал, семиотика возвращается к частным дисциплинам и занимается отдельными знаковыми проблемами. Так появляется семиотика искусства, семиотика кино и театра, семиотика городского пространства, семиотика литературы, семиотика рекламы.

Начало науке о знаках было положено американским ученым Чарльзом Пирсом (1839–1914). Заслуга Пирса в том, что он дал характеристику основных семиотических понятий, таких как знак, значение знака, отношения между знаками и т. д., создал наиболее полную, практически исчерпывающую классификацию знаков на три типа, и, кроме того, выделил эту область исследования в отдельную науку, названную им семиотикой. Семиотику он определил как науку о природе и свойствах знаков и знаковых процессах. Человек же как создатель и интерпретатор знака занимает в теории Пирса ведущую позицию. Идеи Пирса о знаках развивал американский ученый Чарльз Моррис (1901–1978), который написал работу «Основы теории знаков», являющуюся первым систематическим изложением семиотики.

К созданию семиотики как науки о знаках шли не только философы, но и лингвисты. Так, крупнейший ученый-лингвист Фердинанд де Соссюр (1857–1913) высказал мысль о науке, изучающей жизнь знаков внутри жизни общества, которую он назвал семиологией. «Семиология – это наука о знаках, которая изучает, что происходит, когда человек пытается передать свою мысль с помощью средств, которые неизбежно носят условный характер», – писал Ф. де Соссюр в своем «Курсе общей лингвистики». «Она должна, – продолжал он, – открыть нам, в чем заключаются знаки, какими законами они управляются»[1]. Соссюр считал, что лингвистика может рассматриваться как составная часть семиологии (или семиотики), целью которой является изучение природы знаков и законов, ими управляющих. Согласно Соссюру, знак представляет собой связь между понятием и акустическим образом. Соссюр предложил четко различать два подхода к изучению языка как знаковой системы: синхронный (изучение языка, взятого в какой-то определенный исторический момент) и диахронический (изучение изменений в языке в процессе его развития).

В двадцатом веке продолжили изучение отдельных аспектов семиотики, а также ее общих проблем, видные отечественные и зарубежные ученые, в частности, Р.О. Якобсон, Э. Бенвенист, У. Эко, Р. Барт, Ю.М. Лотман, Ю.С. Степанов и др. (имена этих ученых еще будут встречаться в нашей книге по ходу освещения их научной деятельности).

Семиотическое понятие текст – один из основных терминов семиотики, который толкуется в рамках данной науки предельно широко, в отличие от привычного, часто употребляемого термина «текст» в значении осмысленной словесной последовательности. Этимологическое значение слова «текст» (что означает буквально «ткань, связь, сплетение») отсылает к широкому пониманию термина, которое трактует текст как определенным образом устроенную совокупность любых знаков, обладающую формальной связностью и содержательной цельностью.

Понятие текста в семиотике не обязательно связано только с естественным языком. Любая знаковая система, имеющая целостное значение и связность, является текстом. Поэтому к текстам с точки зрения семиотики можно отнести картины, таблицы, ноты, ритуалы, кино и т. д. Понятие «рекламный текст», который мы будем использовать, включает в себя все признаки текста в широком семиотическом значении – и словесный ряд, и изображение, и динамические элементы, и звук и пр.

Следовательно, текст есть то, что создано самими человеком для своих нужд, духовных и материальных. Поэтому текстами можно считать любые семиотические системы, специально, сознательно и целенаправленно созданные человеком. Сравнивая широкое и узкое понимание текста в семиотике, отметим, что самая широкая трактовка понятия «текст» заключается в том, что текст выступает как общее название для продукта человеческой целенаправленной деятельности, т. е. как материальный предмет, в создании которого принимала участие человеческая субъективность, отмечает Г.И. Богин[2]. Именно из-за «рукотворности» семиотических текстов как культурных артефактов представляется слишком широкой, выходящей за социально-культурную область попытка толкования текста как всего, что может заметить размышляющий человек, включая природу. Текст, обнимающий все вокруг, представлен в известном высказывании французского ученого Ж. Деррида: «Внетекстовой реальности вообще не существует», с чем мы не можем согласиться. Именно из-за человеческой деятельности, которая создавала и создает любой культурный объект (текст) и обязательного наличия человека, способного этот текст истолковать, объяснить (интерпретировать), абсолютно все явления, окружающие человека, не могут быть признаны текстами.

В качестве текстов рассматриваются и исследуются различные культурные артефакты, в частности кино, музыка, фотография, архитектура, географические объекты, реклама и др. По определению Ю.М. Лотмана, текст мыслится как отграниченное, замкнутое в себе конечное образование, одним из основных признаков которого является наличие специфической внутренне присущей ему структуры, влекущей за собой высокую значимость категории «границы». В то же время мы можем сказать, что перед нами «не текст», если это произведение не поддается интерпретации (поскольку оно не оформлено), не воспринимается как целостное образование и не выделяется из более крупного текстового массива.

Всякий текст как семиотическая система характеризуется четырьмя отличительными признаками: операторным способом, сферой действия, природой и числом знаков, типом функционирования. Эти признаки текста, выделенные Э. Бенвенистом, применимы к любой семиотической системе со следующими уточнениями и пояснениями:

1) операторный способ – способ, посредством которого текст (семиотическая система) воздействует, то ощущение, через которое он воспринимается (зрение, слух, осязание, обоняние – все эти типы ощущений, исключая, пожалуй, пятое – вкусовое, оказываются задействованными при восприятии, в частности, рекламного сообщения как сочетания и объединения их всех при едином целостном восприятии;

2) сфера действия – область, в которой система признается, действует и является обязательной (культура, искусство, искусствознание, лингвистика, дизайн, музыка, социальная сфера и пр.);

3) природа и число знаков – материальное выражение букв, звуков, цветов, линий, форм, плоскостей, запахов в бесконечных вариациях – все эти составляющие являются производными от вышеназванных признаков семиотической системы (текста);

4) тип функционирования текста – линейность (протяженность в пространстве и во времени), иконичность (изобразительность), континуальность (непрерывность), пространственность (расположение на плоскости и в пространстве. Линейность характеризует любой словесный (вербальный) текст, иконичность, пространственность и континуальность свойственны изобразительному текстовому фрагменту либо целому тексту-изображению (в статике или динамике).

Естественный национальный язык может действовать только находясь в определенном семиотическом пространстве. Семиотическое пространство мы, вслед за Ю.М. Лотманом, определяем как семиосферу. Ю.М. Лотман выделил семиосферу по аналогии с биосферой и ноосферой В.И. Вернадского. Подобное наименование вполне оправданно: биосфера является совокупностью и органическим единством живого вещества и, с другой стороны, условием продолжения существования жизни, а семиосфера – это и результат, и условие развития культуры.

Культура есть механизм для обработки и сообщения информации. Каждая культурная система явно или скрыто подразумевает коммуникацию. С.Т. Махлина определяет феномен культуры следующим образом: «Культура есть совокупность знаковых систем, с помощью которых человечество или данный народ поддерживает свою сплоченность, оберегает свои ценности и осуществляет связи с представителями других культур и окружающим миром. Эти знаковые системы обычно называются вторичными моделирующими системами (или языками культуры)»[3]. Сюда можно отнести уже упоминавшиеся семиотические системы кино, музыки, фотографии, архитектуры, географических объектов, рекламы и др., которые можно называть языками культуры.

Вторичные моделирующие системы функционируют с помощью соглашений (конвенций, кодов), которые принимаются всеми или большинством членов социума. Но в отличие от естественного языка, в котором единственно возможный код принимается всеми членами данного языкового сообщества одинаково, коды вторичных моделирующих систем различны, и понимание их и умение ими пользоваться зависит от степени их освоенности индивидами.

Но культура не может мыслиться в отрыве от семиотического уровня, в котором главная роль отводится естественному языку. Естественный язык – единственное средство, с помощью которого все системы могут быть интерпретированы и закреплены в памяти индивида и целой группы. Естественный язык, ввиду его особого значения, называется первичной моделирующей системой. Таким образом, культура принимает характер вторичной системы, надстраиваемой над принятым в данном коллективе естественным языком. Язык же выполняет двойственную функцию: среди всех семиотических систем он наиболее развит как средство общения. В то же время язык предшествует индивиду и не зависит от последнего, а индивид получает естественный язык уже в готовом, сформированном виде. Кроме того, ребенок овладевает естественным языком до овладения другими культурными семиотическим системами, и для него эта система первична изначально.

Вопросы и задания для самостоятельной работы

1. В чем заключается понятие и предмет семиотики?

2. Какова роль в развитии семиотики Ч. Пирса, Ф. де Соссюра, Ю. Лотмана?

3. Что такое «текст» как семиотическое явление? Каковы его отличительные признаки (по Э. Бенвенисту)?

4. Что такое знак в семиотике? Дать общее представление о знаке.

5. Что называется первичными и вторичными моделирующими системами?


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх

www.libma.ru

Помощничек
Главная | Обратная связь

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Семиотика (семиология) – научная дисциплина, изучающая общее в строении и функционировании различных языковых знаковых, то есть семиотических подсистем, хранящих и передающих информацию.

Семиотика — наука о знаках и знаковых системах. Эта междисциплинарная наука возникла на стыке лингвистики, теории информации, психологии, биологии, литературы, социологии.

Семиотика возникла в конце XIX — начале XX века. Основоположниками семиотики являются американский философ и логик Чарльз Сэндерс Пирс (1839—1914) и швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (1857—1913). Обычно считается, что именно Пирсу, так любившему создавать новые термины, мы обязаны термином «семиотика» (хотя в действительности этот термин предложил ещё Локк, в последних строках своего «Опыта о человеческом разумении»). Соссюр же дал новой науке название «семиология», получившее большее распространение в теоретической лингвистике.

Семиотические системы действуют в:

1) человеческом обществе (язык и некоторые явления культуры – обычаи, обряды);

2) природе (коммуникация в животном мире);

3) человеке (зрительное и слуховое восприятие предметов).

Семиотика бывает:

гуманитарная (языка и литературы);

формальная (логико-математическая, прикладная компьютерная).

Произведения художественной литературы могут исследоваться по 2-м линиям:

— как объект конкретно исторического и литературоведческого и историко-литературного анализа;

— как объект семиотического анализа (язык художественной литературы).

Основной корпус гуманитарной семиотики составляют 2 комплекса понятий:

1) семиотические закономерности

2) семиотические членения

К семиотическим закономерностям относятся:

оппозиции всех основных элементов языковой семиотической системы, т.е. фонем, морфем, слов, типов предложений и интонаций.

Оппозиции этих элементов выявляют дифференциальные признаки (напр.: «пить» и «бить» — дифференциация глухости и звонкости). Процедура исследования путем замен называется коммутация.

изоморфизм – структурное подобие формы выражения и формы содержания (напр.: сила звука соответствует силе эмоций).

Существует 3 семиотических членения (предложены Чарльзом Уильямом Моррисом):

синтактика – отношения между знаками, главным образом в речевой цепи;

семантика – отношения между знаком-нисителем, предметом обозначения и понятием о предмете;

прагматика – отношения между знаками и тем, кто их использует. Исследуются 2 центра: субъект речи и адресат.

 

* Семиология Ф. де Соссюра

Фердинанд де Соссюр определяет создаваемую им семиологию как «науку, изучающую жизнь знаков в рамках жизни общества». «Она должна открыть нам, что такое знаки и какими законами они управляются».

Одно из основных положений теории Ф. де Соссюра — различение языка и речи. Языком (la langue) Соссюр называл общий для всех говорящих набор средств, используемых при построении фраз на данном языке; речью (la parole) — конкретные высказывания индивидуальных носителей языка.

Языковой знак состоит из означающего (акустического образа) и означаемого (понятия). Соссюр сравнивает язык с листом бумаги. Мысль — его лицевая сторона, звук — оборотная; нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав и оборотную. Таким образом, в основе представления Соссюра о знаке и его концепции в целом лежит дихотомия означающее-означаемое.

Язык — система значимостей. Значение — это то, что представляет собой означаемое для означающего; значимость же знака возникает из его отношений с другими знаками языка. Если воспользоваться сравнением знака с листом бумаги, то значение следует соотнести с отношениями между лицевой и оборотной сторонами листа, а значимость — с отношениями между несколькими листами.

Существуют два вида значимостей, основанные на двух видах отношений и различий между элементами языковой системы. Это синтагматические и ассоциативные отношения. Синтагматические отношения — это отношения между следующими друг за другом в потоке речи языковыми единицами, то есть отношения внутри ряда языковых единиц, существующих во времени. Такие сочетания языковых единиц называются синтагмами. Ассоциативные отношения существуют вне процесса речи, вне времени. Это отношения общности, сходства между языковыми единицами по смыслу и по звучанию, либо только по смыслу, либо только по звучанию в том или ином отношении.

Семиотика Ч. С. Пирса

Чарльз Сандерс Пирс пытался охарактеризовать ряд важных семиотических понятий (понятие знака, его значения, знакового отношения и т. д.). Он отчетливо сознавал, что эта область исследования должна быть предметом особой науки — семиотики, которую он определял как учение о природе и основных разновидностях знаковых процессов.

В частности, Пирс создал базовую для семиотики классификацию знаков:

1) знаки-иконы (icon, од греч. eikon — ‘образ’), изобразительные знаки, в которых означаемое и означающее связаны меж собой по подобию. Например, знак, который предостерегает водителей от быстрой езды неподалеку от школ, детских садов, изображает двоих детей;

2) знаки-индексы (лат. index — ‘указательный палец’), в которых означаемое и означающее связаны меж собой по расположенности во времени и/или пространстве. Наиболее очевидным примером такого знака есть указатель дороги, который даёт путникам информацию о названии ближайшего населенного пункта (например, Васюки) и направлению, в котором нужно идти, чтобы добраться до Васюков. Выражение лица — например, сморщенные брови — это тоже знак-индекс, потому что «указывает» на эмоциональное состояние человека: гнев;

3) знаки-символы (symbol), в которых означаемое и означающее связаны меж собой в рамках некоторой конвенции, то есть как бы по предварительной договоренности. Например, дорожный знак, на котором изображен «перевернутый» треугольник не имеет естественной связи с формой и значением «уступи дорогу». Национальные флаги — также примеры таких конвенций. К символам относятся все слова всех языков, за исключением слов-подражаний.

studopedya.ru

Символы и знаки
Автор: Владимир Грибанов 09.01.2011   

Наука о символах и знакахВсе на Земле наполнено знаками и символами. Стоит задать вопрос, узнать что либо, пусть даже не осознанно – и силы Вселенной дают знаки, подсказки. Надо только уметь разобраться, увидеть в простом и обыденном решение сложных вопросов жизни и тайн бытия.

Наука о знаках называется семиотика. Французский философ и семиотик Ролан Барт приводит такое определение: «Семиотика стремится включить в себя любые системы знаков, безотносительно к их сущности и ограничениям; изображения, жесты, музыкальные звуки, объекты, и их сложное взаимодействие, которое формирует содержание ритуала, нормы или общественное представление». Таким образом, семиотика — это средство рассмотрения любых объектов в качестве символов и знаков и их систем.

Но для того, чтобы осознавать объект как знак, понять его суть и значение – необходимо думать о нем как о знаке, воспринимать его как знак.

В этом плане семиотика близка к магии, к измененному состоянию сознания, к особому видению мира. Ведь магия – это стремление увидеть сокрытое; желание познать суть вещей и тайны мира. Открывая тайны, маг творит свою картину мира в соответствии со своей волей. Познавая и изменяя мир, познает и изменяет себя. Ведь воздействуя на объект – сам подвергаешься воздействию. Как маг влияет на мир, так и мир влияет на мага.

 

Поэтому в символах и знаках каждый видит что-то свое, личное; переносит на значение объекта часть своей души, своих мыслей и желаний. 
И если в этой статье описания символов не совпадают с вашим мнением – это прекрасно.

Я рассматриваю символы со своей точки зрения, а вы – со своей. Чем больше различий, тем более полна картина мира.

 

Vesica Piscis, йони, мандорла

Форма Vesica Piscis (по латыни «рыбий пузырь» или «рыбьи икринки») возникает при пересечении двух окружностей. 

Наука о символах и знаках

Vesica piscis – древний синоним йони, «джагат йони», или вульвы. Обозначает женскую творческую силу, дух Великой Матери, которая дала жизнь миру и богам. Знак йони предназначался для передачи формы женских наружных половых органов, которые древние четко определяли как источник женской половой силы. В древнеиндийских текстах райский остров Джамбу имел «форму, подобную йони». На нем росло священное, дающее жизнь дерево с розами и яблоками и находилось “бриллиантовое сиденье” (ваджрасана), которое явно представляло космический клитор, центр творческого духа Богини.

Женской первородной силе издревле поклонялись, ее обоготворяли как источник жизни. Почему же в более поздние времена женщина стала существом низшего сорта, и не только изображения, но и любое упоминание гениталий стало постыдным?
Долгое время женское начало подавлялось, женщинам внушали, что это стыдно. Говорили, что женское начало разрушительно, противопоставляли его созидательному мужскому началу. Даже сегодня женщина внутренне подавлена и угнетена осознанием этого. Она постоянно чувствует вину просто за то, что она родилась женщиной. В Новом эоне женщина должна обрести истинную свободу, вернуться к естественным началам, познать глубинную созидающую силу Первозданной Женщины.

Йони также символизировало первородные воды, которые трансформировались в воды моря, океана. Что сильнее символизировало начало жизни на Земле, чем воды первичного Океана? И что более рыбьих икринок могло символизировать плодородие?
Именно в этом аспекте древняя Великая Мать ассоциировалась с рыбой, морскими раковинами, морской водой, солью, кораблями и рыбаками. Она часто предстает в образе русалки с рыбьим хвостом или даже двумя хвостами, как средневековая сирена. В ее честь рыбу ели по пятницам (англ. Friday), которая была ее официальным днем, названным в честь Фрейи, ее скандинавского воплощения. Древние римляне называли пятницу днем Венеры.
Изначальный символизм йони как женского начала позднее был благопристойно заменен на разные похожие символы.
Пример – изображения бога Индры. Изначально все его тело было покрыто множеством знаков йони в силу того, что он воспринял мощь плодовитости Богини.

Наука о символах и знаках

На поздних портретах йони были заменены похожими на них глазами, так что Индра стал известен как «смотрящий» или «тысячеглазый», скорее похожий на греческого Аргуса.
О, Индра, тысячи в теле Йони,
Тысячи глаз на твоей коже,

Каждый палец руки при деле,
Каждый орган в силе тоже. – стихи Гуру Шиваиссы, «Поклонения Индре».

В иудейской традиции открытый символизм йони был заменен мандорлой – «миндалина (итал.)».

Наука о символах и знаках

Упоминания о миндале находим в Библии: скиния делалась с использованием изображения миндаля («А на стебле светильника было четыре чашечки наподобие миндального цветка с яблоками и цветами», Исх. 37:20), и жезл Аарона принес миндали в знак великой мощи плодородия («На другой день вошел Моисей [и Аарон] в скинию откровения, и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали». Числ. 17:8).
Хотя первоначальное значение этого знака было хорошо известно в древнем мире, оно имело такие магические оттенки, что христианские художники присвоили его для обрамления фигур святых или Христа. Христианские мистики толковали мандорлу как дуги двух окружностей, левой для женской материи, правой для мужского духа. Даже Бог и святые изображаются на иконах в неподобающем обрамлении женских гениталий.

Наука о символах и знаках

Мандорлу иногда благочестиво трактуют как врата или вход на небо. И всегда она изображается вертикально (традиции есть традиции, даже если позабыто первоначальное значение). В более поздней христианской традиции существует множество объяснений мандорлы. Соединение противоположностей, дуалистическое единство Неба и Земли, жизнь и смерть, символ вечного жертвоприношения, облако вознесения, ореол-свет, исходящий от божества – некоторые из значений. Встречается изображение мандорлы, составленное из семи голубей и означающее семь даров Святого Духа.

Если продолжим две половины дуги — получим известный христианский символ рыбы.

Наука о символах и знаках

В христианстве рыба означает крещение, бессмертие, воскресение (знак Ионы). Отцы церкви называли верующих pisciculi («рыбочки» по латыни), а апостолы были «ловцами человеков». Рыба представляла Христа в римско-христианской церкви. Причиной этого считается толкование греческого названия рыбы «ихтис» — как аббревиатуры для формулы «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель». И не только из-за того, что шесть из 12 апостолов, по преданию, были рыбаками. Возможно, здесь отчасти наложилось и значение йони, переделанное в образ чистоты Девы Марии.
В толкованиях христианских мистиков рыба трактовалась как некий аналог кундалини, поднимающаяся творческая энергия, сила божественного духа. Также символ рыбы – символ духовного мира, скрытого под водами иллюзии мира материального. Мистический символ рыболовли – извлечение бессознательных элементов из глубоко запрятанных источников души, поиск сокрытых тайн внутри своего «Я».

Три изображения йони образуют трикветр или трикветру (интересно, что в зависимости от того, древнюю женскую или христианскую мужскую троицу символизирует знак, меняется и род названия):

Наука о символах и знаках

Символ трикветры часто изображается с кругом. Возможные значения – Жизнь. Три лона, порождающих жизнь на земле, в морях и в воздухе соответственно, соединены кругом Земли в неразрывное единство.
Еще встречаются толкования трикветры как древнего символа женской троицы, олицетворяющий юность, зрелость и мудрую старость Великой Матери; единства трех частей мира – суши, моря и неба; тройственность ума, тела и души.
Знак был весьма распространен среди северных народов Европы — кельтов, фризов, скандинавов. Вообще тройственность изображений была свойственна кельтам, поэтому все тройственное традиционно называют «кельтским». После того, как кельты приняли христианство, трикветра стала христианским символом Троицы.

Наука о символах и знаках

Крест, образованный трикветрами (Крест Каролингов).

В современной массовой культуре символ трикветры указывает на норвежское или кельтское язычество.
Естественно, этот символ эксплуатировался христианскими мистиками как знак мужской троицы, поэтому ее исходно неподобающая женская форма была интерпретирована в этом духе. И старые изначальные значения растворились в христианской символике…
В Викке трикветра олицетворяет три аспекта богини (девственная богиня, богиня-мать, и мудрая старуха).
Некоторые исследователи приводят значения этого символа как движения Солнца, трех фаз светила – на рассвете, в зените и на закате. Но, как мне кажется, это более свойственно динамическим символам, подобным свастике, трискелиону и т.д. Но об этом в другой статье.

При соединении трех кругов получим Кольца Борромео.Наука о символах и знаках

Фигура основана на симметричной расстановке перекрывающих друг друга колец таким образом, что при удалении из конструкции любого кольца, оставшиеся кольца оказываются разомкнутыми. Значение символа – братство, сила в единстве. 
В качестве символа в Италии применялись именно кольца с камнями (в значении изделия, а не геометрической фигуры).
Название колец Борромео происходит от фамилии аристократической итальянской семьи Борромео, на гербе которой изображен этот символ. В дворце семьи на севере Италии можно встретить много примеров знаменитой эмблемы:

Наука о символах и знаках Наука о символах и знаках Наука о символах и знаках

Данный символ также использовался семьями Медичи и Сфорца.

Медаль Козимо Медичи из колец с бриллиантами :

Наука о символах и знаках

Картина Боттичелли «Паллас и кентавр», написанная для семьи Медичи, с изображениями колец Борромео на одежде:

Наука о символах и знаках

Окна во дворце Людовика Сфорца в Милане. Людовик Сфорца известен как покровитель Леонардо да Винчи с 1482 по 1499 год. Леонардо некоторое время жил и работал в этом дворце:

Наука о символах и знаках

 

В Японии Кольца Борромео символизировали единство трех миров – неба, земли и подземного мира умерших. Изображения трех переплетенных колец известны как на геральдических гербах знатных фамилий, так и на одном из старейших синтоистских храмов на горе Мива. Само слово «мива» состоит из двух иероглифов – «ми» означает «три», а «ва» — «кольцо», «круг». По легенде, сама гора представляет собой тело ками – заснувшего божества или духа.

Кольца Борромео на синтоистском храме на горе Мива:

Наука о символах и знаках

Геральдические символы Японии:

Наука о символах и знаках Наука о символах и знаках

 

В наши дни кольца Борромео можно встретить в различных логотипах. Наиболее известным является логотип пива Баллантайн.

 

Наука о символах и знаках

 

В христианстве кольца Борромео, как и все тройственное, были символом троицы. 

Рисунки из рукописи тринадцатого столетия (муниципальный архив г. Шартр, Франция). На первом рисунке «Бог Жизни» окружен «Отцом», «Сыном» и «Духом Святым». На среднем «Бог есть» в окружении «Жизни», «Света» и «Слова». На правом рисунке по кольцам распределены две фразы – «Trinitas Unitate» («три в одном») и «Unitas Trinitate» («одно в трём»):

 

Наука о символах и знаках Наука о символах и знаках Наука о символах и знаках

 

Подобная кольцам Борромео фигура – герб Дианы де Пуатье (1499-1566) — фаворитки французского короля Генриха II.

Наука о символах и знаках

С чем связано такое магическое изображение полумесяцев на гербе герцогини де Валентинуа, фактической королевы и правительницы Франции в период правления Генриха II – история умалчивает. Никогда еще фаворитка не имела такой власти, как Диана де Пуатье. Этот секрет объясняли магией и колдовством. Как и секрет неувядающей красоты Дианы… 
Символ с объединением полумесяцев был разработан архитектором Филибертом де л’Ормом.
Филиберт де л’Орм – архитектор, автор сочинения по архитектуре, где приводит элементы прямоугольных проекций. Построил для Дианы де Пуатье замок в Анэ, заботился о восстановлении королевских замков Фонтенбло и Сен-Жермен. По некоторым сведениям, был духовником Генриха II.

Полумесяцы Дианы де Пуатье:

Наука о символах и знаках

Штандарт Дианы Пуатье. Торжественное вступление Генриха II в Руан 1 октября 1550 года Солдаты несут штандарт Дианы де Пуатье. Б-ка Руана, N 112-6 fol. 25:

Наука о символах и знаках

Символический язык – язык универсальный, не привязанный к какой-то одной нации, культуре или религии. Как писала Е.И. Рерих в своей работе «Космологические записи»: «Символы необходимы для начертания Системы Эволюции мощи Мира. Символы явлены, как вехи роста сознания человечества земного». При взгляде на сакральные знаки из глубин прошлого, из древней памяти предков смутным туманом проявляются древние значения. Конечно, в процессе развития человечества значения символов менялись, добавлялись новые понятия. И каждый человек индивидуален. Каждый смотрит на мир через фильтр своих привычек, характера, морали, и т.д. У многих людей этот фильтр настолько толст и замутнен, что они не способны видеть ничего, кроме своих страхов и предрассудков. Но идущие по пути познания Света, Жизни, Любви и Свободы; те, кто способны подняться над своей природой — способны отбросить этот фильтр или протереть его до кристальной чистоты. И увидеть реальную красоту и величие мира…

 

 

На правах рекламы:

prix d’une boite de levitra en pharmacie

contre-indications a la prise du viagra

levitra generique

 

 

magisteriy.org

Завершив два сезона рубрики «Просто о сложном», «Теории и практики» решили перейти от понятий эмпирических к вещам более теоретическим и начать объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в абсолютно неправильном значении. В первом выпуске новой рубрики — рассказ о том, как при помощи семиотики разобраться в знаках и приготовиться к контакту с инопланетными цивилизациями, обезьянами, муравьями и пчелами.

Семиотика уже полвека избавляет многих филологов и историков от комплекса неполноценности, предоставляя в их распоряжение наукоемкий аппарат и понятные только посвященному формулы. Предмет изучения семиотики — знаки и знаковые системы. Она может объяснить, например, почему мы смотрим порно. Ведь зритель порнографического фильма наблюдает всего лишь изображения на экране — иконические знаки человеческих тел и их движений. Но эти картинки совпадают по форме с настоящими телами и потому имеют то же означаемое, то есть вызывают в нашем сознании и психике один и тот же образ. А образ, в свою очередь, вызывает физиологические реакции.

Самая очевидная знаковая система — язык, на котором говорят люди. В семиотике его называют естественным, отличая от искусственных знаковых систем, таких как язык жестов, химическая символика, математические языки и языки программирования, азбука Морзе, знаки дорожного движения, знаки отличия военной формы и так далее. Семиотика не только описывает такие языки, но и участвует в их разработке — например, в программировании и создании систем машинного и автоматизированного перевода.

Современное понимание знака и знаковой системы зародилось в структурной лингвистике. Ее основатель женевский профессор Фердинанд де Соссюр в начале XX века сформулировал теорию знака, состоящего из означающего (акустического образа слова в нашем сознании) и означаемого-идеи, которая в данном языке этим словом передается. Соссюр мечтал о дисциплине, которая объединит лингвистику и общественные науки и будет рассматривать обряды, модели поведения и другие общественные институты как знаковые системы. Он назвал ее sémiologie — и во французской традиции закрепилось это название, тогда как русская следует за англоязычным термином semiotics. Оба слова происходят от греческого sēmeĩon — знак.

Идеи Соссюра воплотило в жизнь следующие поколение исследователей, увлеченное идеей уравнять гуманитарные науки с точными. Первым был французский этнолог Клод Леви-Стросс. Философ по образованию, он был недоволен своей специальностью и согласился на авантюрное для того времени предложение — преподавать в университете Сан-Паулу в Бразилии. Настоящей его целью были экспедиции к индейским племенам. По итогам работы в Бразилии 1955 году Леви-Стросс опубликовал свой знаменитый травелог «Печальные тропики». В нем впервые методы структурной лингвистики используются при анализе примитивных обществ. Например, автор описал связь между общественной организацией и территориальным делением поселений племени бороро. В следующих исследованиях Леви-Стросс показал, что важнейшие социальные установления первобытных племен (правила браков, системы родства, ритуалы, мифы) функционируют как языки.

За работами Леви-Строссом последовал ряд блестящих теоретических изысканий — в первую очередь, в математической логике и математической лингвистике. Рамки семиотики расширялись, она стала применяться к анализу всех областей культуры. Возникает семиотический подход в изучении кино, фотографии, литературы, фольклора, моды, рекламы. К концу 60-х в Европе образовались две школы семиотики — французская и советская. Поскольку в СССР новую дисциплину клеймили за формализм и отступление от марксистской методологии, ее развитие проходило в основном на периферии, в относительно либеральной атмосфере эстонского университетского центра Тарту.

Знаменитый советский филолог Юрий Лотман, разрабатывая семиотику поведения, создал ряд выдающихся трудов по русской культуре ХVIII-ХIХ веков. Он выяснил, что введенная Петром I система орденов заменила прежние типы царских наград. Именно благодаря тому, что общественная жизнь регулировалась знаковыми системами, стала возможной замена награды-вещи (земельного надела или ценного подарка), имевшей значительную материальную ценность, на награду-знак, ценность которой перемещается с означающего (материального предмета, здесь — орденского креста или звезды) на означаемое (признание личных заслуг).

Французский философ-постструктуралист Ролан Барт, с марксистских позиций презрительно относившийся к буржуазной массовой культуре, применил семиотику к анализу ее стереотипов, клише и мифов. Он выявил механизмы, на которых основана популярность широкого круга явлений: от астрологии до велогонки «Тур де Франс», от стриптиза до НЛО.

История искусственных языков началась с попыток придумать универсальный язык для людей. Результат одной из таких попыток — язык эсперанто — и сейчас в ходу. Однако так или иначе основой этих языков были живые европейские языки. Ханс Фройденталь решил создать язык, понятный для существ, не имеющих с нами ничего общего, кроме разума. Дело происходило в те годы, когда все были взволнованы запуском первого спутника и первой попыткой Дрейка принять сигналы внеземных цивилизаций.

Что касается инопланетян, то в образе последних Барт видел излишнее сходство с людьми, выражение вечного мифа о двойнике, и раздраженно писал: «Одной из постоянных черт всякой мелкобуржуазной мифологии является неспособность представить себе Иное».

Но не все разделяли скепсис Барта, у многих ученых существование разумной жизни вне Земли не вызывало сомнений. Характерные заголовки, например, можно встретить в сборнике статей «Будущее науки» от 1966 года: «На повестке дня — лунные лаборатории»; «Космическое общение — задача кибернетики». С этой точки зрения, самой актуальной для гуманитарных наук задачей было конструирование языка для межпланетных коммуникаций, и здесь было не обойтись без семиотики. Таким языком стал Линкос — разработанный голландским ученым Гансом Фройденталем. Вышедшая в 1960 книга Фройденталя «Линкос. Построение языка для космического общения» сразу была признана всем мировым научным сообществом.

В наши дни активно развивается биосемиотика, которая показала, что вне зависимости от вопроса о существовании языка животных, их поведение, основанное на инстинктах, функционирует наподобие знаковой системы. На это указывает описанная советским семиологом Жинкиным звуковая система связи у обезьян, а также широко известные системы «танцев» у пчел или «язык» муравьев.

Как говорить

theoryandpractice.ru

Прикладные разработки

  • Создание искусственных языков, позволяющих удобно алгоритмизировать процессы обработки информации (например, языков программирования, языков для индексирования документов, записи научно-технических фактов и т. п.).
  • Создание алгоритмов, обеспечивающих обработку текстов на естественном языке (машинный перевод, автоматическое индексирование и реферирование, перевод с естественного языка на формальный язык и т. п.).
  • Вопросы проектирования и составления картографических изображений.

История

Предыстория

Ещё в XVII в. Дж. Локк определил семиотику, использовав этот термин в значении учения о знаках. Это учение должно иметь своей задачей «рассмотреть природу знаков, которыми ум пользуется для понимания вещей или для передачи своего знания другим»[2].

История семиотики как науки

Семиотика возникла в конце XIX — начале XX века.

Основоположниками семиотики являются американский философ и логик Чарльз Сэндерс Пирс (Charles Sanders Peirce, 1839—1914) и швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (Ferdinand de Saussure, 1857—1913). Обычно считается, что именно Пирсу, так любившему создавать новые термины, мы обязаны термином «семиотика» (хотя в действительности этот термин предложил ещё Локк, в последних строках своего «Опыта о человеческом разумении»). Соссюр же дал новой науке название «семиология», получившее большее распространение в теоретической лингвистике.

Публикации Пирса охватывают период с 1867 года до конца его жизни, однако они были небольшими по объёму, нечастыми и обычно малодоступными, ни одну из задуманных им больших книг Пирс так и не успел завершить, и широкое распространение его идеи получили только в 1930-е годы, когда были опубликованы его архивы. Соссюр вообще ничего по данной теме не написал (кроме разрозненных заметок, которые были найдены и опубликованы только во второй половине 20-го века), и его идеи стали известны благодаря посмертной (в 1916 году) публикации записей прочитанных им курсов лекций, сделанных и впоследствии отредактированных его учениками.

Одним из первых, кто взялся за выработку основных понятий семиотики, был немецкий логик и философ Готлоб Фреге (1848—1925), и, хотя, в отличие от Пирса и Соссюра, он не создал детально разработанной концепции, несколько его статей («О смысле и значении» (1892), «Мысль: логическое исследование»), посвящённых семиотике, являются классическими. Среди первых исследователей проблем семиотики был и немецкий философ, создатель феноменологии Эдмунд Гуссерль; второй том его «Логических исследований», вышедший в 1901 году, во многом посвящён именно этим вопросам.

Семиология Ф. де Соссюра

Основная статья: Курс общей лингвистики

Фердинанд де Соссюр определяет создаваемую им семиологию как «науку, изучающую жизнь знаков в рамках жизни общества». «Она должна открыть нам, что такое знаки и какими законами они управляются»[3].

Одно из основных положений теории Ф. де Соссюра — различение между языком и речью. Языком (la langue) Соссюр называл общий для всех говорящих набор средств, используемых при построении фраз на данном языке; речью (la parole) — конкретные высказывания индивидуальных носителей языка.

Языковой знак состоит из означающего (акустического образа) и означаемого (понятия). Соссюр сравнивает язык с листом бумаги. Мысль — его лицевая сторона, звук — оборотная; нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав и оборотную. Таким образом, в основе представления Соссюра о знаке и его концепции в целом лежит дихотомия означающее-означаемое.

Язык — система значимостей. Значение — это то, что представляет собой означаемое для означающего; значимость же знака возникает из его отношений с другими знаками языка. Если воспользоваться сравнением знака с листом бумаги, то значение следует соотнести с отношениями между лицевой и оборотной сторонами листа, а значимость — с отношениями между несколькими листами.

Существуют два вида значимостей, основанные на двух видах отношений и различий между элементами языковой системы. Это синтагматические и ассоциативные отношения. Синтагматические отношения — это отношения между следующими друг за другом в потоке речи языковыми единицами, то есть отношения внутри ряда языковых единиц, существующих во времени. Такие сочетания языковых единиц называются синтагмами. Ассоциативные отношения существуют вне процесса речи, вне времени. Это отношения общности, сходства между языковыми единицами по смыслу и по звучанию, либо только по смыслу, либо только по звучанию в том или ином отношении.

Семиотика Ч. С. Пирса

Чарлз Сандерс Пирс пытался охарактеризовать ряд важных семиотических понятий (понятие знака, его значения, знакового отношения и т. д.). Он отчетливо сознавал, что эта область исследования должна быть предметом особой науки — семиотики, которую он определял как учение о природе и основных разновидностях знаковых процессов.

В частности, Пирс создал базовую для семиотики классификацию знаков:

1) знаки-иконы (icon), изобразительные знаки, в которых означаемое и означающее связаны меж собой по подобию;
2) знаки-индексы (index), в которых означаемое и означающее связаны меж собой по расположенности во времени и/или пространстве;
3) знаки-символы (symbol), в которых означаемое и означающее связаны меж собой в рамках некоторой конвенции, то есть как бы по предварительной договоренности. Национальные языки — примеры таких конвенций.

Идеи Г. Фреге и Э. Гуссерля

Об идеях Э. Гуссерля см.: Теория знака Гуссерля

Среди идей Г. Фреге наиболее существенными для семиотики являются его понятия значения и смысла знака, сформулированные в статье «О смысле и значении» (1892).

Последующее развитие

Впоследствии Чарльз Уильям Моррис, развивая идеи Пирса, систематизировал семиотику и ввёл разделение её на синтактику, семантику и прагматику. В 1938 году он опубликовал небольшую книгу «Основы теории знаков», которая является кратким очерком новой науки. Наиболее полную попытку изложения основных проблем семиотики можно найти в его книге «Знаки, язык и поведение», изданной в Нью-Йорке в 1946 году.

Рассматривать семиотику как науку стали относительно недавно. В августе 1995 года в г. Монтерей (Калифорния, США) на конференции по интеллектуально управляемым системам состоялся симпозиум, посвященный прикладной семиотике.

См. также

  • Знак
  • Символ
  • Биосемиотика
  • Зоосемиотика
  • Семиозис
  • Невербальное общение, Проксемика
  • Тартуско-московская семиотическая школа

Библиография

  • Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М., 1977.
  • Пирс Ч. С. Начала прагматизма. Т. 2 (Логические основания теории знаков). СПб., 2000.
  • Пирс Ч. С. Избранные философские произведения. М., 2000.
  • Гуссерль Эд. Собрание сочинений. Т. 3 (1). Логические исследования. Т. II (1). М., 2001.
  • Фреге Г. Логические исследования. Томск, 1997.
  • Фреге Г. Логика и логическая семантика: Сборник трудов. М., 2000.
  • Семиотика / Сост., вступит. статья и общ. ред. Ю. С. Степанова. М., 1983.
    • Семиотика: Антология / Сост. Ю. С. Степанов; Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. 702 с.
  • Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство—СПБ, 2000. 704 с. ISBN 5-210-01488-6
  • Ogden C. K., Richards I. A. The Meaning of Meaning. New York, 1964.
  • Соломоник А. Философия знаковых систем и язык. Изд. 2-е, испр. и доп. Мн.: МЕТ, 2002. 408 с.
  • Чертов Л. Ф. Знаковость. СПб., 1993.
  • Ветров А. А. Семиотика и её основные проблемы. М.: Политиздат, 1968.- 264 с.
  • Гринев С. В. Основы семиотики. М., 2000. 47 c.
  • Почепцов Г. Г. История русской семиотики до и после 1917 года
  • Степанов Ю. С. Семиотика // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: СЭ, 1990. — С. 440—442.
  • Григорьев Б. В. Семиология. Теория и практика знаковой деятельности. — Владивосток: Изд. ДВГУ, 2003.

dic.academic.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector