Святитель лука крымский

Память 29 мая / 11 июня

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

***

Святитель Лука[1] (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился в 1877 году в городе Керчи, в Крыму, в дворянской семье польского происхождения. С детства он увлекался живописью и решил поступить в Санкт-Петербургскую академию художеств. Однако во время вступительных экзаменов им овладело сомнение, и он решил, что не имеет права делать то, что нравится, а нужно трудиться, чтобы облегчить страдания ближнего. Так, прочитав слова Спасителя о делателях жатвы (см.: Мф. 9: 37), он воспринял призыв служить людям Божиим.

Валентин решил посвятить себя медицине и поступил на медицинский факультет Киевского университета. Талант художника помогал ему в скрупулезных анатомических исследованиях. Он блестяще закончил обучение (1903) накануне русско-японской войны, и его карьера врача началась в госпитале в городе Чите. Там он познакомился и сочетался браком с сестрой милосердия, у них родилось четверо детей. Затем он был переведен в больницу города Ардатова Симбирской губернии, а позже в Верхний Любаж Курской губернии.


Работая в больницах и видя последствия, которые бывают при общей анестезии, он пришел к заключению, что в большинстве случаев ее необходимо заменить на местный наркоз. Несмотря на скудное оснащение в больницах, он успешно провел большое число хирургических операций, что привлекло к нему и пациентов из соседних уездов. Он продолжил работать хирургом в селе Романовка Саратовской области, а затем был назначен главным врачом больницы на 50 коек в Переславле-Залесском. Там он по-прежнему много оперировал, продолжая вести научные исследования.

В 1916 году в Москве Валентин Феликсович успешно защитил докторскую диссертацию на тему местной анестезии и начал работать над большой монографией по гнойной хирургии. В 1917 году, когда в больших городах гремели раскаты революции, он был назначен главным врачом Ташкентской городской больницы и поселился с семьей в этом городе. Вскоре супруга его скончалась от туберкулеза. Во время ухода за умирающей в голову ему пришла мысль просить свою операционную сестру взять на себя заботу по воспитанию детей. Она согласилась, а доктор Валентин смог продолжать свою деятельность как в больнице, так и в университете, где он вел курс анатомии и хирургии.


Он часто принимал участие в диспутах на духовные темы, где выступал с опровержениями тезисов научного атеизма. По окончании одного из таких собраний, на котором он долго и вдохновенно выступал, епископ Иннокентий отвел его в сторону и сказал: «Доктор, вам надо быть священником». Хотя Валентин никогда и не помышлял о священстве, он тотчас принял предложение иерарха. В ближайшее же воскресенье он был рукоположен в диакона, а через неделю возведен в сан иерея.

Он одновременно трудился как врач, как профессор и как священник, служа в соборе только по воскресеньям и приходя на занятия в рясе. Он совершал не так много служб и таинств, но усердствовал в проповедничестве, а свои наставления дополнял духовными беседами на животрепещущие темы. Два года подряд он участвовал в общественных диспутах с отрекшимся священником, ставшим руководителем антирелигиозной пропаганды в регионе и умершим впоследствии жалкой смертью.

В 1923 году, когда так называемая «Живая церковь» спровоцировала обновленческий раскол, внеся раздоры и смущение в лоно Церкви, епископ Ташкентский вынужден был скрыться, возложив управление епархией на отца Валентина и еще одного протопресвитера. Ссыльный епископ Андрей Уфимский (кн. Ухтомский), находясь в городе проездом, одобрил избрание отца Валентина в епископат, совершенное собором духовенства, сохранившего верность Церкви. Потом тот же епископ постриг Валентина в его комнате в монахи с именем Лука и отправил в небольшой городок недалеко от Самарканда. Здесь жили два ссыльных епископа, и святитель Лука в строжайшей тайне был хиротонисан (18 мая 1923 г.). Через полторы недели после возвращения в Ташкент и после своей первой литургии он был арестован органами безопасности (ГПУ), обвинен в контрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Англии и осужден на два года ссылки в Сибирь, в Туруханский край.


Путь в ссылку проходил в ужасающих условиях, но святой врач провел не одну хирургическую операцию, спасая от верной смерти страждущих, которых ему приходилось встречать на своем пути. В ссылке он также работал в больнице и сделал много сложных операций. Он имел обыкновение благословлять больных и молиться перед операцией. Когда же представители ГПУ попытались запретить ему это, они натолкнулись на твердый отказ епископа. Тогда святителя Луку вызвали в управление госбезопасности, дали полчаса на сборы и отправили в санях на берег Ледовитого океана. Там он зимовал в прибрежных поселениях.

В начале Великого поста его отозвали в Туруханск. Доктор вернулся к работе в больнице, так как после его высылки она лишилась единственного хирурга, что вызвало ропот местного населения. В 1926 году он был освобожден и вернулся в Ташкент.

На следующую осень митрополит Сергий назначил его сначала в Рыльск Курской епархии, затем в Елец Орловской епархии в качестве викарного епископа и, наконец, на Ижевскую кафедру. Однако по совету митрополита Арсения Новгородского владыка Лука отказался и попросился на покой – решение, о котором он горько пожалеет впоследствии.


Около трех лет он спокойно продолжал свою деятельность. В 1930 году его коллега по медицинскому факультету профессор Михайловский, потеряв рассудок после смерти сына, решил оживить его с помощью переливания крови, а затем покончил жизнь самоубийством. По просьбе вдовы и учитывая психическую болезнь профессора, владыка Лука подписал разрешение захоронить его по церковному обряду. Коммунистические власти воспользовались этой ситуацией и обвинили епископа в пособничестве убийству профессора. По их мнению, владыка из религиозного фанатизма помешал Михайловскому воскресить усопшего с помощью материалистической науки.

Епископ Лука был арестован незадолго до разрушения церкви святого Сергия, где проповедовал. Его подвергали непрерывным допросам, после которых уводили в душный карцер, что подорвало его и без того пошатнувшееся здоровье. Протестуя против бесчеловечных условий содержания, святитель Лука начал голодовку. Тогда следователь дал слово, что отпустит его, если он прекратит голодовку. Однако он не сдержал слова, и епископ был осужден на новую трехлетнюю ссылку.

Снова путь в ужасающих условиях, после которого работа в больнице в Котласе и Архангельске с 1931 по 1933 год. Когда у владыки обнаружилась опухоль, он отправился на операцию в Ленинград. Там однажды во время службы в церкви он пережил потрясающее духовное откровение, напомнившее ему начало его церковного служения. Затем епископа перевели в Москву для новых допросов и сделали интересные предложения относительно научных исследований, но при условии отречения от сана, на что святитель Лука ответил твердым отказом.


Освобожденный в 1933 году, он отказался от предложения возглавить свободную епископскую кафедру, желая посвятить себя продолжению научных исследований. Он вернулся в Ташкент, где смог работать в небольшой больнице. В 1934 году был опубликован его труд «Очерки гнойной хирургии», ставший вскоре классикой медицинской литературы.

Во время работы в Ташкенте владыка заболел тропической болезнью, которая привела к отслоению сетчатки глаз. Тем не менее он продолжал врачебную деятельность вплоть до 1937 года. Жестокие репрессии, учиненные Сталиным не только против правых оппозиционеров и религиозных деятелей, но также и против коммунистических деятелей первой волны, заполнили миллионами людей концлагеря. Святитель Лука был арестован вместе с архиепископом Ташкентским и другими священниками, сохранившими верность Церкви и обвиненными в создании контрреволюционной церковной организации.

Святитель был подвергнут допросу «конвейером», когда 13 дней и ночей в ослепляющем свете ламп следователи, сменяя друг друга, беспрерывно вели допрос, вынуждая его оговорить себя. Когда епископ начал новую голодовку, его, обессиленного, отправили в казематы госбезопасности. После новых допросов и пыток, истощивших его силы и приведших в состояние, когда он уже не мог контролировать себя, святитель Лука дрожащей рукой подписал, что признает свое участие в антисоветском заговоре.


Так в 1940 году он в третий раз был отправлен в ссылку, в Сибирь, в Красноярский край, где после многочисленных прошений и отказов смог добиться разрешения работать хирургом и даже продолжить в Томске научные исследования. Когда произошло вторжение гитлеровских войск и началась война (1941), стоившая миллионов жертв, святитель Лука был назначен главным хирургом красноярского госпиталя, а также ответственным за все военные госпитали края. При этом он служил епископом в епархии края, где, как гордо сообщали коммунисты, не осталось ни одной действующей церкви.

Митрополит Сергий возвел его в сан архиепископа. В этом сане он принял участие в Соборе 1943 года, на котором был избран патриархом митрополит Сергий, а сам святитель Лука стал членом постоянного Синода.

Так как во время войны религиозные преследования несколько ослабли, он приступил к обширной программе возрождения религиозной жизни, с удвоенной энергией отдавшись проповедничеству[2]. Когда красноярский госпиталь был переведен в Тамбов (1944), он поселился в этом городе и управлял епархией, в то же время работая над публикацией различных медицинских и богословских трудов, в частности апологии христианства против научного атеизма, озаглавленной «Дух, душа и тело». В этой работе святитель защищает принципы христианской антропологии при помощи твердых научных аргументов.


В феврале 1945 года за архипастырскую деятельность святитель Лука был награжден правом ношения креста на клобуке. За патриотизм он удостоился медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 г.».

Через год архиепископ Тамбовский и Мичуринский Лука стал лауреатом Сталинской премии первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов».

В 1946 году он был переведен в Крым и назначен архиепископом Симферопольским. В Крыму он был вынужден прежде всего бороться с нравами местного духовенства. Он учил, что сердце священника должно стать огнем, излучающим свет Евангелия и любви ко Кресту, будь то слово или собственный пример. Из-за болезни сердца святитель Лука был вынужден прекратить оперировать, но продолжал давать бесплатные консультации и оказывать помощь местным врачам советами. По его молитвам произошло множество чудесных исцелений.

В 1956 году он полностью ослеп, но по памяти продолжал служить Божественную литургию, проповедовать и руководить епархией. Он мужественно противостоял закрытию церквей и различным формам преследований от властей.

Под грузом прожитого, исполнив дело свидетельства о Господе, Распятом во имя нашего спасения, епископ Лука мирно упокоился 29 мая 1961 года. На его похоронах присутствовало все духовенство епархии и огромная толпа людей, а могила святителя Луки вскоре стала местом паломничества, где по сей день совершаются многочисленные исцеления.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

www.pravoslavie.ru


Украшения на иконе – свидетельства милостей святого

– Я знаю багато людей, які розказували, що їм перед операцією з’являвся святитель Лука, допомагаючи їм, даючи надію. Буквально вчора до мене підходили і розказували про одне із таких явлень, – сказал настоятель храма в честь святителя Луки Крымского в Виннице протоиерей Владимир Тютенко в проповеди на престольном празднике 11 июня.

Святитель лука крымский

Винницкий храм в честь святителя Луки Крымского находится рядом с областным онкодиспансером и центральной городской больницей. Поэтому сюда, помимо постоянных прихожан, приходит много больных людей и их родственников. И тех, кто только узнал о своей болезни, и те, кто лечится годами. Каждого, кто слышит страшный диагноз «рак», охватывает шок, наступает момент бессилия и отчаяния.


И весьма примечательная икона святителя Луки есть в этой винницкой церкви. Как рассказал настоятель, это первая икона, написанная для нового храма в честь недавно канонизированного святого. Причем, писал ее человек, впервые занявшийся иконописью. Теперь эта святыня – часть наглядной истории храма. И многочисленные украшения на иконе – свидетельства того, сколько милостей уже являл святитель Лука людям, которые к нему прибегали. А ведь это только в одном храме.

Святитель лука крымский

«Когда целую крест святителя, как живого его чувствую»

– В своей жизни я очень ощущаю помощь святителя Луки Крымского, потому что во всех болезнях и скорбях к нему обращаюсь, – рассказывает Наталья Тычинская. (Наталья – регент хора храма Святителя Луки, с первого богослужения в нем на Успение Богородицы 1998 года, которое состоялось в коридоре районной поликлиники. Строительство нынешнего здания храма началось в 2004 году.) – И именно в болезнях своих и близких молюсь только святителю Луке, и он откликается и помогает невидимо – я это чувствую. Когда целую крест святителя, как живого его чувствую. Я была у мощей святителя и тоже испытывала необыкновенную благодать и помощь. Очень благодарна Господу, что есть такой святой в моей жизни.


Святитель лука крымский

Наталья рассказала, что несколько лет назад в храм приходила женщина преклонного возраста, которая лично знала святителя Луку в детстве, и отцу которой будущий святой сделал очень удачную операцию:

– Говорила, что это был необыкновенно светящийся человек, в нем было много любви и мира – действительно это при жизни был уже святой человек.

А недавно другая женщина рассказала Наталье, что увидела святителя Луку перед самым началом операции:

– Ей начали делать укол наркоза, и она увидела, как в дверь вошел Лука Крымский. Она узнала святого, потому что молилась ему. Вот такое чудо произошло с человеком, который и в наш храм не ходит – просто случайно зашла. О таких чудесах часто приходится слышать, вдохновляешься, и помощь святителя чувствуешь еще больше.

Святитель лука крымский

«Помощь от святителя Луки – огромная»

– Думаю, что именно потому, что я в этом храме святителя Луки, я вообще еще живу на свете, – говорит педагог воскресной школы храма в честь святителя Луки Крымского, искусствовед Анна Чернышова. (Анна Семеновна стала прихожанкой храма в 1998 году.) – У меня были очень большие проблемы со здоровьем, и неизвестно, чем бы это все могло закончиться.

Анна Семеновна рассказывает, что когда первый раз после операции пришла на службу, ее поразило, что когда батюшка зачитывал поминовение, почти во всех записках звучало ее имя и еще одной болящей прихожанки:

– Все почти пришедшие в храм молились о нас так усиленно – а это человек 30-40 тогда было. (Анна Семеновна говорит об этом со слезами).

Святитель лука крымский

По словам женщины, многие люди, которые знают, что она ходит в храм во имя свт. Луки Крымского, рассказывают об огромной помощи святого в экстремальных обстоятельствах:

– К нему обращались, и он помогал многим. Святитель Лука являлся как бы видением своим одному прихожанину нашего храма – и тоже в ситуации почти безнадежной. Сейчас он жив, слава Тебе, Господи, и здравствует. Помощь от святителя Луки – огромная. Но и от людей всех наших, от священников, которые молятся владыке за каждого из нас. В первую очередь, настоятеля нашего – отца Владимира. Это еще и человеческая помощь огромная через святителя Луку Крымского.

Святитель лука крымский

«А чудеса – они каждый день!»

– Чудеса святителя Луки в моей жизни – то, что я стою в этом храме уже восемь лет, – рассказывает прихожанка храма в честь святителя Луки Светлана Черная. – Только пришла, и батюшка Владимир сразу поставил на подсвечник у Почаевской иконы Божией Матери. И я считаю, что это самое первое чудо, которое произошло в тот день, когда я переступила порог этого храма.

Святитель лука крымский

Недавно у Светланы была сложная и срочная операция. Накануне отслужили молебен о здравии у иконы святителя Луки, и сама женщина очень молилась святому. Операция произошла на удивление хорошо и быстро, пациентка на поправку пошла стремительно и легко. Больше всего удивился хирург: такого в его практике еще не было.

– Чудеса?! Так вот они – чудеса! Доктор меня прооперировал, а теперь у него в операционной иконы висят, книжку Луки Крымского читает. Вот так чудеса и происходят.

Святитель лука крымский

Светлана говорит, что святитель Лука занимает большое место в ее жизни.

– Современный святой, который жил и служил народу во время наших родителей, который очень многих людей привел к вере, очень многих спас. Он был во всем первый – и в лечебной сфере, и в православной вере. Очень почитаемый мной святой. А чудеса – они каждый день!

Святитель лука крымский

«Залишатись зі своєю Церквою і своїм народом»

– Святитель Лука є прикладом того, як потрібно виявляти вірність Церкві. І як находити шлях спасіння у непростий час – тому що він теж жив під час революції, – сказал настоятель винницкого храма в честь святителя Луки Крымского протоиерей Владимир Тютенко. – Святитель Лука не був революціонером. Його вірність державі і народу в тому, що він залишився з народом і державою, розділяючи все, що випало людям на той час. Але головне – це боротьба за віру, щоб зберегти Церкву в народі і зберегти віру. Ось за це він багато і постраждав. Так і ми перед лицем випробувань повинні являти віру, благочестя, патріотизм, залишатись зі своєю Церквою і своїм народом.

Святитель лука крымский

І нехай святий Лука буде для нас тою доброю зірочкою, яка вказує шлях життя, і добрим люблячим батьком, молитовником за всіх нас, аби ми не заблукали. Щоб ми відчували постійну підтримку Бога і духовну допомогу святителя Луки Кримського.

Святитель лука крымский

Фото: Павел Лебедев

pravlife.org

Рукоположение

7 февраля 1921 г. был рукоположен во диакона, 15 февраля — во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета. В священном сане он не перестает оперировать и читать лекции. В октябре 1922 года он активно участвует в первом научном съезде врачей Туркестана.

Волна обновленчества 1923 года доходит и до Ташкента. Епископ Иннокентий (Пустынский) покинул город, не передав никому кафедру. Тогда отец Валентин вместе с протоиереем Михаилом Андреевым [3] приняли управление епархией, объединили всех оставшихся верными священников и церковных старост и устроили с разрешения ГПУ съезд.

В мае 1923 г. принял монашество с именем в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник.

Епископ Лука. 1923 год. Фотография с сайта fond.ru
Епископ Лука. 1923 год. Фотография с сайта fond.ru

Епископ Ташкентский и Туркестанский

12 мая [4] 1923 года хиротонисан тайно во епископа Ташкентского и Туркестанского в г. Пенджекенте епископом Болховским Даниилом и епископом Суздальским Василием. На хиротонии присутствовал ссыльный священник Валентин Свенцицкий.

Арест и ссылка

10 июня 1923 года был арестован как сторонник Патриарха Тихона. Ему предъявили нелепое обвинение: сношения с оренбургскими контрреволюционными казаками и связь с англичанами. В тюрьме ташкентского ГПУ он закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд «Очерки гнойной хирургии».

В августе его отправили в московское ГПУ.

В Москве владыка получил разрешение жить на частной квартире. Служил с Патриархом Тихоном литургию в церкви Воскресения Христова в Кадашах. Святейший подтвердил право епископа Туркестанского Луки продолжать заниматься хирургией.

В Москве еп. Лука был снова арестован и помещен в Бутырскую, а затем в Таганскую тюрьму, где перенес тяжелый грипп. К декабрю был сформирован восточно-сибирский этап, и епископ Лука вместе с протоиереем Михаилом Андреевым были отправлены в ссылку на Енисей. Путь лежал через Тюмень, Омск, Новониколаевск (ныне Новосибирск), Красноярск. Арестантов везли в столыпинских вагонах, а последнюю часть пути до Енисейска — 400 километров — в лютую январскую стужу им пришлось преодолеть на санях. В Енисейске все оставшиеся открытыми церкви принадлежали «живоцерковникам», и епископ служил на квартире. Ему разрешили оперировать. В начале 1924 года, по свидетельству жительницы Енисейска, епископ Лука пересадил почки теленка умирающему мужчине, после чего больному стало легче. Но официально первой подобной операцией считается проведенная доктором И. И. Вороным в 1934 году пересадка почки свиньи женщине, больной уремией.

Второй арест

В марте 1924 года был вновь арестован и отправлен под конвоем в Енисейскую область, в деревню Хая на реке Чуне. В июне он снова возвращается в Енисейск, но вскоре следует высылка в Туруханск, где он служит, проповедует и оперирует.

В январе 1925 года его высылают в Плахино — глухое место на Енисее за Полярным Кругом, в апреле переводят снова в Туруханск.

Все многочисленные церкви г. Енисейска, где он жил, так же, как и церкви областного города Красноярска, были захвачены обновленцами. Епископ Лука с тремя сопровождавшими его священниками совершал литургию в своей квартире, в зале, и даже рукополагал там священников, за сотни верст приезжавших к православному архиерею.

По окончании ссылки он возвращается в Ташкент, поселяется в домике на Учительской улице и служит в церкви преподобного Сергия Радонежского.

Епископ Ташкентский и Туркестанский (повторно)

25 января 1925 года был вновь назначен на Ташкентскую и Туркестанскую кафедру.

Епископ Елецкий

С 5 октября по 11 ноября 1927 г. — епископ Елецкий, викарий Орловской епархии.

С ноября 1927 г. проживал в Красноярском крае, затем в городе Красноярске, где служил в местном храме и работал врачом в городской больнице.

Епископ Лука. Ташкент, тюрьма НКВД. 1937 год. Фотография с сайта fond.ru
Епископ Лука. Ташкент, тюрьма НКВД. 1937 год. Фотография с сайта fond.ru

Третий арест

6 мая 1930 году арестован по делу о смерти профессора медицинского факультета по кафедре физиологии Ивана Петровича Михайловского, застрелившегося в невменяемом состоянии. 15 мая 1931 года, после года тюремного заключения, был вынесен приговор (без суда): ссылка на три года в Архангельск.

В 1931-1933 годах живет в Архангельске, ведет амбулаторный прием больных. Вера Михайловна Вальнева, у которой он жил, лечила больных самодельными мазями из почвы — катаплазмами. Владыку заинтересовал новый метод лечения, и он применил его в условиях больницы, куда устроил на работу Веру Михайловну. И в последующие годы проводил многочисленные исследования в этой области.

В ноябре 1933 года владыка не принял предложение митрополита Сергия (Страгородского) занять свободную епископскую кафедру. Пробыв недолго в Крыму, владыка возвратился в Архангельск, где принимал больных, но не оперировал.

Весной 1934 года посещает Ташкент, затем переезжает в Андижан, оперирует, читает лекции. Здесь он заболевает лихорадкой папатачи, которая грозит потерей зрения, после неудачной операции он слепнет на один глаз. Он совершает церковные службы и руководит отделением ташкентского Института неотложной помощи.

В этом же году, наконец, удается издать «Очерки гнойной хирургии». «Пожалуй, нет другой такой книги, — писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, — которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку».

Епископ Лука. Ташкент, тюрьма НКВД. 1939 год. Фотография с сайта fond.ru
Епископ Лука. Ташкент, тюрьма НКВД. 1939 год. Фотография с сайта fond.ru

Четвертый арест

13 декабря 1937 года — новый арест. В тюрьме владыку допрашивают конвейером (13 суток без сна), с требованием подписать протоколы. Он объявляет голодовку (18 суток), протоколов не подписывает. Следует новая высылка в Сибирь.

С 1937 года по 1941 жил в селе Большая Мурта Красноярской области.

Началась Великая Отечественная война. В сентябре 1941 года владыка был доставлен в Красноярск для работы в местном эвакопункте — здравоохранительном учреждении из десятков госпиталей, предназначенных для лечения раненых.

Архиепископ Красноярский

Был возведен в сан архиепископа.

27 декабря 1942 года был назначен на Красноярскую кафедру.

8 сентября 1943 года был участником Собора Русской Православной Церкви.

В конце 1943 года переезжает в г. Тамбов. Хотя зрение его начало заметно ухудшаться, но он ведет активную работу в эвакогоспиталях, выступает с докладами, читает лекции для врачей, учит их и словом и делом.

Тамбовский архиепископ

В январе 1944 г. назначен архиепископом Тамбовским и Мичуринским. Он продолжает медицинскую работу: на его попечении 150 госпиталей.

Ко времени пребывания архиеп. Луки в Тамбове относится страничка воспоминаний о нем В.А. Полякова. Он пишет:

В конце 1943 года вышло второе издание «Очерки гнойной хирургии», переработанное и увеличенное почти вдвое, а в 1944 году — книга «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов».

Есть сведения, что он состоял членом Академии Медицинских Наук. Впрочем, в официальных биографиях данных об этом не имеется.

Кроме трудов на медицинские темы, архиеп. Лука составил много проповедей и статей духовно-нравственного и патриотического содержания.

В 1945-1947 гг. он работал над большим богословским трудом — «Дух, душа и тело», — в котором разрабатывал вопрос о душе и духе человека, а также учение Св. Писания о сердце, как органе богопознания. Много времени уделял он и на укрепление приходской жизни. В 1945 году высказывал мысль о необходимости избрания патриарха по жребию.

В 1945-1947 годах им закончена работа над эссе «Дух, душа и тело», начатая в начале 20-х годов.

Архиепископ Симферопольский и Крымский

Свт. Лука (Войно-Ясенецкий), икона
Свт. Лука (Войно-Ясенецкий), икона

В мае 1946 года назначен архиепископом Симферопольским и Крымским.

В Симферополе он опубликовал три новые медицинские работы, но зрение его становилось все хуже. Левый глаз его уже давно не видел света, а в это время и на правом стала зреть катаракта, осложненная глаукомой.

В 1958 году архиепископ Лука совсем ослеп. Однако, как вспоминает протоиерей Евгений Воршевский, даже такой недуг не мешал владыке совершать богослужения. Архиепископ Лука входил без посторонней помощи в храм, прикладывался к иконам, читал наизусть богослужебные молитвы и Евангелие, помазывал елеем, произносил проникновенные проповеди. Ослепший архипастырь также продолжал управлять Симферопольской епархией в течение трех лет и иногда принимать больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Скончался 11 июня 1961 года. Похоронен на городском кладбище Симферополя.

О характере архиепископа Луки давались самые разноречивые отзывы. Говорили о его спокойствии, скромности и доброте, и в то же время, о его высокомерии, неуравновешенности, заносчивости, болезненном самолюбии. Можно думать, что человек, проживший такую долгую и трудную жизнь, до предела насыщенную самыми разнородными впечатлениями, мог проявлять себя по-разному. Вполне возможно, что его громадный авторитет в области хирургии, привычка к безусловному повиновению окружающих, особенно во время операций, создала у него нетерпимость к чужим мнениям даже в тех случаях, когда его авторитет вовсе не являлся непререкаемым. Такая нетерпимость и властность могли быть и очень тяжелы для окружающих. Словом, это был человек, с неизбежными у всякого человека недостатками, но в то же время стойкий и глубоко верующий. Достаточно было посмотреть, как проникновенно, со слезами, совершал он литургию, чтобы убедиться в этом.

Занявшись богословскими науками уже в возрасте сорока с лишним лет, архиеп. Лука, естественно, не мог достигнуть в этой области такого совершенства, как в медицине; или какого достигли некоторые другие архиереи, всю жизнь посвятившие только богословию. Он допускает промахи, иногда довольно серьезные. В его основном богословском труде «Дух, душа и тело» встречаются весьма спорные мнения, а статья «О посылке Иоанном Крестителем учеников к Господу Иисусу Христу с вопросом, Он ли Мессия», — и вообще была запрещена и не печаталась. Зато проповеди его, которым владыка придавал исключительное значение, считая их неотъемлемой частью богослужения, отличаются простотой, искренностью, непосредственностью и самобытностью.

Почитание

В ноябре 1995 г. Указом Священного Синода Украинской Православной Церкви архиепископ Лука был причислен к лику местночтимых святых. А 20 марта 1996 г. в Симферополе мощи святителя Луки были перенесены с кладбища у Всехсвятской церкви крестным ходом в Свято-Троицкий собор. Отныне каждое утро, в 7 часов, в кафедральном Свято-Троицком соборе Симферополя совершается акафист Святителю у его раки.

2 июля 1997 г. в Симферополе, городе, где святитель жил в 1946-1961 гг. ему открыт памятник.

В августе 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви он был канонизирован для общецерковного почитания.

Множество случаев исцеления после молитвенного обращения к святителю Луке зафиксированы документально. В 2001 году из Греции привезли серебряную раку для его мощей – греки чтут крымского святителя, множество людей исцелилось там по молитвам к нему. В настоящее время на Украине, в России, Греции открыто много храмов во имя святителя Луки.

В 2018 году его имя внесено в список собора святых Архангельской митрополии [6].

Аудиозапись проповеди святителя

Слово архиепископа Луки на Преображение Господне, записанное на магнитофон 14 августа 1956 года, на даче в Алуште

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Возвести́телю пути́ спаси́тельнаго,/ испове́дниче непоколеби́мый,/ и́стинный храни́телю оте́ческих преда́ний,/ Правосла́вия наста́вниче,/ Кры́мския земли́ архипа́стырю,/ врачу́ богому́дрый, святи́телю Луко́,/ Христа́ Спа́са непреста́нно моли́,// дарова́ти душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак, глас той же

Я́ко звезда́ всесве́тлая,/ в нощи́ безбо́жия доброде́тельми просия́л еси́/ и, от гони́телей мно́го пострада́в,/ непоколеби́м ве́рою пребы́л еси́,/ враче́бною же му́дростию укра́шен,/ мно́гия лю́ди исцели́л еси́./ Сего́ ра́ди с любо́вию вопие́м ти́:/ ра́дуйся, добропобе́дный испове́дниче,/ ра́дуйся, о́тче святи́телю Луко́,// ра́дуйся, земли́ Ру́сския похвало́ и утвержде́ние.

Награды

Церковные:

  • право ношения креста на клобуке (февраль 1945)

Светские:

  • медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
  • Сталинская премия I степени (февраль 1946, за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов»).

Труды

Основные медицинские труды

  1. «Невроматозный элефантиаз лица, плексиформная неврома». «Хирургия», 1908.
  2. «О способах анестезии, наиболее удобных в земской практике». «Врачебная газета», 1908.
  3. «Случай ретроградного ущемления кишечной петли в паховой грыже». «Хирургия», 1908.
  4. «Регионарная анестезия при операциях шеи, языка и верхней челюсти». «Труды Московского хирургического общества 1909.
  5. «Регионарная анестезия». (Труды Тамбовского физиологического медицинского общества 1909 г.).
  6. «Кровяная саркома ребра». «Хирургия», 1910.
  7. «Об оперативном лечении переломов позвоночника». «Хирургия», 1910.
  8. «Отчет о хирургической работе Романовской земской больницы за 1909-1910 гг.».
  9. «О первом остром остеомиелите позвоночника». «Хирургия», 1911.
  10. «Двустороннее повреждение блуждающего нерва». «Хирургия», 1911.
  11. «Zweiter Fall von vorubergehender Erblindung nach Novocain Adrenalininjektion in Augenhohle», Zentrablatt fur Chirurgie 1911.
  12. «Отчет о хирургической работе Переяславльской земской больницы». 1911.
  13. «Litungsanasthesie des nervus ischiaticus», Zentralblatt fur Chirurgie 1912.
  14. «Отчет о хирургической работе Переяславльской земской больницы». 1912-1913 гг.
  15. «Регионарная анестезия седалищного и срединного нервов». (Труды XII съезда русских хирургов 1912 г.).
  16. «Отчет о хирургической работе Переяславльской земской больницы». 1914.
  17. «К казуистике оперативного лечения опухолей мозга». (Труды Киевского хирургического общества, 1914 г.).
  18. «Регионарная анестезия кисти руки». (Врачебная газета, 1915).
  19. «Регионарная анестезия». (Докторская диссертация), за которую присуждена премия Хайницкого. СПБ, 1915.
  20. «Кариозные процессы в реберных хрящах и их оперативное лечение». «Вестник хирургии» за 1923 г.
  21. «Uber das Unterbinden der Gefa?e bei Extirpation der Milz», Zeitschift fur Chirurgie 1923.
  22. «Артротомии при гнойных воспалениях больших суставов». «Вестник хирургии» 1924.
  23. «Топография паховых и наружных подвздошных лимфатических желез и техника оперативного удаления их.» Туркмен. медицин. журнал т. I, № 2.
  24. «Опасности способа Мамбург,а». Туркмен. медицин. журнал т. I, № 7.
  25. «Лечение гнойных воспалений катаплазмами Вальневой». (Неизвестно где напечатана. Указана в списке трудов проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого в статье В.А. Полякова). «Хирургия», 1957, № 8, с. 127-135.
  26. «Очерки гнойной хирургии». I-е издание, 1934.
  27. «Наш опыт лечения огнестрельного остеомиелита в госпиталях глубокого тыла». 1943.
  28. «Очерки гнойной хирургии». 2-е издание, 1943.
  29. «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов». Москва, 1944.
  30. Разрез, без которого нельзя вылечить гнойный коксит». Госпитальное дело, 1944.
  31. «О раневом сепсисе». (Сборник трудов Воронежского военного округа, 1945).
  32. «О гематогенном остеомиелите». 1946-1947.
  33. «О лечении хронических эмпием плевры после огнестрельных ранений». 1947.
  34. «Патогенез и терапия мозолей». «Советская медицина» 1953, № I.
  35. «Очерки гнойной хирургии». 3-е издание, 1956.

Святитель Лука Крымский
Святитель Лука Крымский

Всего трудов печатных и на машинописи по медицине насчитывается у архиепископа Луки около шестидесяти, в том числе доклады в ученых обществах и годовые отчеты по хирургической работе.

Публицистика и богословские труды, печатные и рукописные.

  1. «Кровавый мрак фашизма». «ЖМП» 1943, № 4, с. 24, 25.
  2. «Праведный суд народа». «ЖМП» 1944, № 2, с. 26-28.
  3. «Память Святейшего Патриарха Сергия». «ЖМП» 1944, № 8, с. 17, 18.
  4. «Бог помогает народам СССР в войне против фашистских агрессоров». «ЖМП» 1944, № 4, с. 21, 22.
  5. «Слово на второй день Пасхи на литургии». «ЖПМ» 1945, № 6, с. 44-47.
  6. «Возмездие совершилось». «ЖПМ» 1946, ? I, с. 28, 29.
  7. «Слово в Великую Пятницу». «ЖМП» 1946, № 5, с. 22, 23.
  8. «К миру призвал нас Господь». «ЖМП» 1947, № I, с. 61-64 ( с портр.).
  9. «О духе, душе и теле». (120 страниц машинописи).
  10. «О любви».
  11. «О зле и страдании».
  12. «Защитим мир служением добру». «ЖМП» 1950, № 5, с. 32, 33.
  13. «Рассуждение о правде и лжи». «ЖМП» 1951, № 5, с. 8-11.
  14. «О посылке Иоанном Крестителем своих учеников к Господу Иисусу Христу с вопросом, Он ли Мессия». (Запрещена и не печаталась).
  15. «О искушении Господа диаволом в пустыни». «ЖМП» 1953, № 2, с. 37-41.
  16. «О догмате искупления». (Это сочинение послано только в Московскую духовную академию).
  17. «10 томов проповедей, в общей сложности около 4500 страниц машинописи. Прот. А. Ветелев, проф. гомилетики назвал их исключительным событием в современной церковно-богословской жизни» и «сокровищницей изъяснения Священного Писания».
  18. «Психология евреев современников Господа Иисуса Христа».
  19. «Позор».
  20. «Размышление о притче о милосердном самарянине». Рукописный том Тамбовский проповедей. Три тома симферопольских проповедей. (Машинопись).
  21. Slovo na Passii, in: ZMP 1971, 4, 40-41.
  22. Slovo v den’ Pjatidesjatnicy, in: ZMP 1971, 6, 49-50.
  23. «Ne sudite, da ne sudimy budete», Predigt, in: ZMP 1982, 4, 40.
  24. Slovo na paschal’noj vecere, in: ZMP 1977, 4, 27-28.
  25. Das Reich Gottes ist inwending in euch, in: Std0 1971, 7, 36-38.
  26. Wort zur Verklarung des Herrn, in: Std0 1971, 8, 43-44.
  27. «Ich bin der Weinstock», Predigt, in: Std0 1971, 10, 23-25.
  28. Memuary, in: Nadezda. Christianskoe ctenie, vyp. 3 (1979) 66-138.
  29. O vospitanii detej, in: Nadezda vyp. 6 (1980) 261-270.
  30. Sermon, in: Religion in Communist Lands 7 (1979) 2, 102-103.
  31. Extracts from the Spirit, the Soul and the Body, ebda 104-105.
  32. Duch, dusa i telo. Foyer Oriental Chretien, Brussel 1978, 183 S.
  33. Slovo na vtoroj den’ Svjatoj Paschi, in: ZMP 1984, 4, 29-31.

Литература

  1. «ЖМП» 1943, ? I, с. 16-17.
  2. -«- 1944, ? I, с. 11.
  3. -«- 1945, № 3, с. 9.
  4. -«- 1946, № 5, с. 15, 48-54.
  5. -«- 1948, № 6, с. 5-9.
  6. -«- 1957, № 7, с. 13.
  7. -«- 1958, № 7, с. 19.
  8. -«- 1959, № 2, с. 29.
  9. ФПС I, ? 168,с. 7.
  10. ФПС IV, с. 5.
  11. ФПС V, ? 111.
  12. ФАМ I, № 148, с. 12.
  13. «В. Св. Син. Пр. Р.Ц.» 1926, № 12-13, с. 22., 1927, № 3/16/, обн. с. 19, 20.
  14. «Автобиография архиепископа Луки», 1947.
  15. «Журнал Засед. Св. Синода» № I от I.IV.1952 г.
  16. «Русск. Прав. Церк. в Великой Отечественной войне». с. 22-23, 35-36.
  17. «Память В.Ф. Войно-Ясенецкого». Некролог. Мед. работ. № 49, от 20.VI.1961.
  18. Кандидат медицинских наук и сотрудник Центрального института травматологии и ортопедии В.А. Поляков. «Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий» (к 80-летию со дня рождения). «Журнал «Хирургия» 1957, № 8, с. 127-135.
  19. Проф. Ветелев А. «Архиепископ Лука». Некролог и фото. «ЖМП» 1961, № 8, с. 35-38.
  20. «Большая Медицинская Энциклопедия». 2-е изд. 1959, т. 5, с. 988-989.
  21. Списки архиереев 1897-1944 гг. Патриарха Алексия, с. 21.
  22. Mark Popovskij, Zizn’ i zitie Vojno-Jaseneckogo, archiepiskopa i Chirurga. Paris 1979 (YMCA-Press), 489 S.
  23. M. Popovsky, Archbishop Luka, Surgeon and Scholar, in: Religion in Communist Lands 7 (1979) 2, 97-102.
  24. E. Kimmer, Archiepiskop Luka Vojno-Jaseneckij. K 100-letiju so dnja rozdenija, in: ZMP 1977, 4, 55-63.
  25. Georgij, Ig., Pamjati archiepiskopa Simferopol’skogo i Krymskogo Luki, in: ZMP 1982, 5, 11-13.
  26. Joh. Chrysostomus, Kirchengeschichte III, 237-240.
  27. N. Struve, 162-166.
  28. A.E. Levitin-Krasnov, Die Glut deiner Hande 282.
  29. Regel’son 531 (1923 Haft), 544 (1927 Haft). 187.
  30. J. Lawrence, Dukh, dusha i telo (Rez.), in: Religion in Communist Lands 8 (1980) 4, 306-307.
  31. Slovo v den’ vos’midsesjatiletija Archiep. Luki, in: Vest. russ. chr. dv. 66/67 (1962) 40-45.
  32. EB Michail (Cub), Predigten des Erzbischofs Luka, in: Std0 1972, 2, 56-63.
  33. Erzbischof Lukas (Wojno-Jassenezki) zum 100. Geburtstag, in: Std0 1977, 10, 9-13.
  34. D. Pospielovsky, The Russian Chrich 183, 200, 203, 206, 208-210, 216.
  35. Журнал «Православный паломник» №3.2004г.

Использованные материалы

  • «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май». Тверь. 2007. С. 272-386 (материал использован частично)
    • http://www.fond.ru/index.php?menu_id=370&menu_parent_id=0&pe…453
  • БД ПСТГУ «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века» (материал использован частично)
    • http://www.pstbi.ru/bin/db.exe/no_dbpath/koi/nm/?HYZ9EJxGHox…mY*
  • Страницы сайта Русское Православие:
    • http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_1828
    • http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?1_3778
  • Страница календаря портала Православие.ру:
    • http://days.pravoslavie.ru/Life/life6701.htm
  • «Служба святителю Луке, архиепископу Симферопольскому и Крымскому» на Официальном сайте Издательства Московской Патриархии:
    • http://nbt.rop.ru/?q=texts/sluzhba/313 (молитвословия)

drevo-info.ru

Архиепископ Лука (в миру Валентин Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Был одним из самых крупных теоретиков и практиков гнойной хирургии, за учебник по которой был в 1946 году удостоен Сталинской премии (была передана Владыкой детям-сиротам). Теоретические и практические открытия Войно-Ясенецкого спасли в годы Отечественной войны жизнь буквально сотен и сотен тысяч русских солдат и офицеров.

Архиепископ Лука стал жертвой политических репрессий и провёл в ссылке в общей сложности 11 лет. Реабилитирован в апреле 2000 года. В августе того же года канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Святитель лука крымский

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича и его супруги Марии Дмитриевны и принадлежал к древнему и знатному, но обедневшему польскому дворянскому роду. Дед жил в курной избе, ходил в лаптях, правда, имел мельницу. Отец его был ревностным католиком, мать — православной. По законам Российской империи дети в подобных семьях должны были воспитываться в православной вере. Мать занималась благотворительностью, творила добрые дела. Однажды она принесла в храм блюдо с кутьей и после панихиды случайно оказалась свидетельницей дележа ее приношения, после этого она больше никогда не переступала порога церкви.

По воспоминаниям святителя, свою религиозность он унаследовал от очень благочестивого отца. На формирование его православных взглядов оказала огромное влияние Киево-Печерская Лавра. Одно время он увлекся идеями толстовства, спал на полу на ковре и ездил за город косить рожь вместе с крестьянами, но прочитав внимательно книжку Л. Толстого «В чем моя вера?», он сумел разобраться в том, что толстовство – издевательство над православием, а сам Толстой – еретик.

В 1889 году семья переехала в Киев, где Валентин окончил гимназию и художественную школу. После окончания гимназии стал перед выбором жизненного пути между медициной и рисованием. Подал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета и «из неудавшегося художника стал художником в анатомии и хирургии». После блестяще сданных выпускных экзаменов удивил всех, заявив, что станет земским «мужицким» доктором.

В 1904 году в составе Киевского медицинского госпиталя Красного Креста отправился на Русско-Японскую войну, где получил большую практику, делая крупные операции на костях, суставах и черепе. Многие раны на третий-пятый день покрывались гноем, а на медицинском факультете отсутствовали даже понятия гнойной хирургии, обезболивания и анестезиологии.

В 1904 году он женится на сестре милосердия Анне Васильевне Ланской, которую называли «святой сестрой» за доброту, кротость и глубокую веру в Бога. Она дала обет безбрачия, но Валентин сумел добиться её расположения и она нарушила этот обет. В ночь перед венчанием во время молитвы ей показалось, что Христос на иконе отвернулся от нее. За нарушение обета Господь тяжело наказал ее невыносимой, патологической ревностью.

С 1905 по 1917 гг. работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. В 1908 году он приезжает в Москву и становится экстерном хирургической клиники профессора П. И. Дьяконова.

В 1915 году в Петрограде вышла книга Войно-Ясенецкого «Региональная анестезия», в которой Войно-Ясенецкий обобщил результаты исследований и свой богатейший хирургический опыт. Он предложил новый совершенный метод местной анестезии — прервать проводимость нервов, по которым передается болевая чувствительность. Годом позже он защитил свою монографию «Региональная анестезия» как диссертацию и получил степень доктора медицины. Его оппонент известный хирург Мартынов сказал: «когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее». За эту работу Варшавский университет присудил ему премию имени Хойнацкого.

Чтобы содержать семью, он вернулся к практической хирургии. В Переславле-Залесском одним из первых в России он делал сложнейшие операции не только на желчных путях, почках, желудке, кишечнике, но даже на сердце и мозге. Прекрасно владея техникой глазных операций, он многим слепым возвращал зрение.

1917 год был переломным не только для страны, но и лично для Валентина Феликсовича. Заболела туберкулезом его жена Анна и семья переехала в Ташкент, где ему предложили должность главного врача городской больницы. В 1919 г. жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей: Михаила, Елену, Алексея и Валентина. Когда Валентин читал Псалтирь над гробом жены, его поразили слова 112 псалма: «И неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях». Он расценил это как указание Божие на операционную сестру Софию Сергеевну Белецкую, о которой он знал только то, что она недавно похоронила мужа и была неплодной, то есть бездетной, и на которую он может возложить заботы о своих детях и их воспитании. Едва дождавшись утра, он пошел к Софье Сергеевне «с Божьим повелением ввести ее в свой дом матерью, радующеюся о детях». Она с радостью согласилась и стала матерью четырем детям Валентина Феликсовича, избравшего после кончины жены путь служения Церкви.

Валентин Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие. Как-то «неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: „Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?“ Последовал ответ: „Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины“».

Однажды он выступил на епархиальном съезде «по одному очень важному вопросу с большой горячей речью». После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: «Доктор, вам нужно быть священником». «У меня не было и мыслей о священстве, — вспоминал Владыка Лука, — но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами, и минуты не размышляя: «Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!»

Вопрос о рукоположении был решен так быстро, что ему даже не успели сшить подрясник.

7 февраля 1921 г. был рукоположен во диакона, 15 февраля — во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета. В священном сане он не перестает оперировать и читать лекции.

Волна обновленчества 1923 года доходит и до Ташкента. И в то время, когда обновленцы ждали прибытия в Ташкент «своего» епископа, в городе вдруг объявился местный епископ, верный сторонник Патриарха Тихона.

Им стал в 1923 году святитель Лука Войно-Ясенецкий. В мае 1923 г. он принял монашество в собственной спальне с именем в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник. А вскоре был хиротонисан тайно во епископа Ташкентского и Туркестанского.

Через 10 дней после хиротонии он был арестован как сторонник Патриарха Тихона. Ему предъявили нелепое обвинение: сношения с оренбургскими контрреволюционными казаками и связь с англичанами.

Арест св.Луки Войно-Ясенецкого

Войно-Ясенецкий в ссылке

В тюрьме ташкентского ГПУ он закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд «Очерки гнойной хирургии». На заглавном листе владыка написал: «Епископ Лука. Профессор Войно-Ясенецкий. Очерки гнойной хирургии».

Так исполнилось таинственное Божие предсказание об этой книге, которое он получил еще в Переславле-Залесском несколько лет назад. Он услышал тогда: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа».

«Пожалуй, нет другой такой книги, — писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, — которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку».

Несмотря на создание великого, фундаментального труда последовало заключение владыки в Таганскую тюрьму в Москве. Из Москвы св. Луку отправили в Сибирь. Тогда-то впервые у епископа Луки сильно прихватило сердце.

Сосланный на Енисей, 47-летний епископ опять едет в поезде по дороге, по которой в 1904 году ехал в Забайкалье совсем молодым хирургом…

Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск… Затем, в лютую январскую стужу заключенных повезли на санях за 400 километров от Красноярска — в Енисейск, а потом еще далее — в глухую деревню Хая в восемь домов, в Туруханск… Иначе как преднамеренным убийством это назвать было нельзя, и свое спасение в пути за полторы тысячи верст в открытых санях на жестоком морозе он позднее объяснял так: «В пути по замерзшему Енисею в сильные морозы я почти реально ощущал, что со мной — Сам Иисус Христос, поддерживающий и укрепляющий меня»…

В Енисейске прибытие врача-епископа произвело сенсацию. Восхищение им достигло апогея, когда он сделал экстракцию врожденной катаракты трем слепым маленьким мальчикам-братьям и сделал их зрячими.

Дети епископа Луки в полной мере заплатили за «поповство» отца. Сразу после первого ареста их выгнали из квартиры. Потом от них будут требовать отречься от отца, будут исключать из института, «травить» на работе и на службе, клеймо политической неблагонадежности будет преследовать их много лет… Его сыновья пошли по стопам отца, избрав медицину, но никто из четверых не разделил его страстной веры в Христа.

В 1930 году последовал второй арест и вторая, трехлетняя ссылка, после возвращения из которой он ослеп на один глаз, а за ней и третья — в 1937-м, когда начался наиболее страшный для Святой Церкви период, унесший жизни многих-многих верных священнослужителей. Впервые владыка узнал, что такое пытки, допрос конвейером, когда сутками следователи сменяли друг друга, били ногами, кричали озверело.

Святитель лука крымский

Начались галлюцинации: желтые цыплята бежали по полу, внизу, в огромной впадине виделся город, ярко залитый светом фонарей, по спине ползли змеи. Но пережитые епископом Лукой скорби нисколько не подавили его, но, напротив, утвердили и закалили его душу. Владыка дважды в день вставал на колени, обратившись к востоку, и молился, не замечая ничего вокруг себя. В камере, до отказа наполненной измученными, озлобленными людьми, неожиданно становилось тихо. Его опять сослали в Сибирь, на сто десятый километр от Красноярска.

Начало Второй мировой войны застало 64-летнего епископа Луку Войно-Ясенецкого в третьей ссылке. Он отправляет телеграмму Калинину, в которой пишет: «являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где мне будет доверено… По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

Его назначают консультантом всех госпиталей Красноярского края — на тысячи километров не было специалиста более необходимого и более квалифицированного. Подвижнический труд архиепископа Луки был отмечен медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», Сталинской премией Первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений.

Святитель лука крымский

Слава архиепископа Луки становилась всемирной. Его фотографии в архиерейском облачении передавались по каналам ТАСС за рубеж. Владыку все это радовало лишь с одной точки зрения. Свою научную деятельность, публикации книг и статей он рассматривал как средство поднятия авторитета Церкви.

Святитель лука крымский

В мае 1946 года владыка был переведен на должность архиепископа Симферопольского и Крымского. Студенческая молодежь отправилась встречать его на вокзал с цветами.

Перед этим он какое-то время послужил в Тамбове. Там с ним произошла такая история. Одна женщина-вдова стояла возле церкви, когда владыка шел на службу. «Почему ты, сестра, стоишь такая грустная?» – спросил владыка. А она ему: «У меня пятеро детей маленьких, а домик совсем развалился». После службы повел он вдову к себе домой и дал денег на постройку дома.

Примерно в то же время ему окончательно запретили выступать на медицинских съездах в архиерейском облачении. И его выступления прекратились. Он все отчетливее понимал, что совмещать архиерейское и врачебное служение становится все труднее. Его медицинская практика стала сокращаться.

В Крыму владыку ждала суровая борьба с властями, которые в 50-е годы одну за другой закрывали церкви. Одновременно развивалась его слепота. Кто не знал об этом, не мог бы и подумать, что совершающий Божественную литургию архипастырь слеп на оба глаза. Он осторожно благословлял Святые Дары при их пресуществлении, не задевая их ни рукой, ни облачением. Все тайные молитвы владыка читал на память.

Жил он, как всегда, в бедности. Всякий раз, как племянница Вера предлагала сшить новую рясу, она слышала в ответ: «Латай, латай, Вера, бедных много».

В то же время секретарь епархии вел длинные списки нуждающихся. В конце каждого месяца по этим спискам рассылались тридцать-сорок почтовых переводов. Обед на архиерейской кухне готовился на пятнадцать-двадцать человек. Приходило много голодных детей, одиноких старых женщин, бедняков, лишенных средств к существованию.

Крымчане очень любили своего владыку. Как-то в начале 1951 года архиепископ Лука вернулся самолетом из Москвы в Симферополь. В результате какого-то недоразумения на аэродроме никто его не встретил. Полуслепой владыка растерянно стоял перед зданием аэропорта, не зная, как добраться до дома. Горожане узнали его, помогли сесть в автобус. Но когда архиепископ Лука собрался выходить на своей остановке, по просьбе пассажиров шофер свернул с маршрута и, проехав три лишних квартала, остановил автобус у самого крыльца дома на Госпитальной. Владыка вышел из автобуса под аплодисменты тех, кто едва ли часто ходил в храм.

Ослепший архипастырь также продолжал управлять Симферопольской епархией в течение трех лет и иногда принимать больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Святитель лука крымский

Он был автором 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также, 12 толстых томов проповедей.

Скончался Владыка 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в земле Российской просиявших, и был похоронен на церковном кладбище при Всехсвятском храме Симферополя. Несмотря на запрет властей, его провожал весь город. Улицы были забиты, прекратилось абсолютно все движение. До самого кладбища путь был усыпан розами.

Могила Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)

Могила Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) в Симферополе

В 1996 г. были обретены нетленными его честные мощи, которые покоятся ныне в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. В 2000 г. на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви он был причислен к лику святых как святитель и исповедник.

Рака с мощами св.Луки Войно-Ясенецкого

Рака с мощами св.Луки Войно-Ясенецкого в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя

Тропарь, глас 1
Возвестителю пути спасительного, исповедниче и архипастырю Крымския земли, истинный хранителю отеческих преданий, столпе непоколебимый, Православия наставниче, врачу богомудрый, святителю Луко, Христа Спаса непрестанно моли веру непоколебиму православным даровати и спасение, и велию милость.

Кондак, глас 1
Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи, был еси святителю, душу же равноангельну сотворил, сего ради святительства саном почется, во изгнании же от безбожных много пострадал и непоколебим верою пребыв, врачебною мудростию многия исцелил еси. Темже ныне честное тело твое от земленных недр обретенное дивно Господь прослави, да вси вернии вопием ти: радуйся, отче святителю Луко, земли Крымстей похвало и утверждение.

religiya.temaretik.com

ДУХОВНЫЕ НАСТАВЛЕНИЯ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ КРЫМСКОГО

СЛОВО В ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Господу нашему Иисусу Христу угодно было отметить кончину Своей Пречистой Матери во плоти человеческой как великое событие в историиExpand text… Церкви и даже в истории мира.
Святая Церковь чтит Успение Пресвятой Богородицы двухнедельным постом, по строгости равным Великому посту.
Вы помните глубоко волнующие нас слова Господа нашего Иисуса Христа, висевшего на кресте, сказанные незадолго до страшного слова «Совершишася…»: «Жено! Се, сын Твой» (Ин. 19, 26), и, обратив взор свой к любимому ученику Своему Иоанну: «Се, Мати твоя» (Ин. 19, 27).
И до смерти своей жила Пресвятая Богородица с нареченным сыном Своим Иоанном, и в большой горнице дома его совершилось великое Успение Ее
Она лежала на смертном одре, в возглавии которого блистала неземным светом райская ветвь, принесенная Пресвятой Богородице Архангелом Гавриилом за три дня до Ее смерти. Возле смертного одра Пресвятой Богородицы сидел Ее нареченный сын Апостол Иоанн и следил за Ее вздохами, становившимися все более редкими. Когда настал последний вздох, погасла райская ветвь и продолжали гореть только погребальные свечи…
И внезапно горница Пресвятой Девы стала небом: она наполнилась облаками, на которых были чудесно принесены святые апостолы, проповедовавшие во всех концах тогдашнего земного мира.
Совершилось и нечто гораздо более великое: с целым сонмом Ангелов сошел с небес к одру Своей Пречистой Матери по плоти Сам Господь и Бог наш Иисус Христос, чтобы принять Ее святую душу. С Ней и с сонмом Ангелов Он опять вознесся на небо – и остались одни апостолы.
Они воспели погребальные песни, окадили фимиамом тело и, подняв на рамена свои Ее одр, понесли его в Гефсиманский сад, где завещала похоронить себя Пресвятая Богородица. Поставили тело Усопшей в каменную гробницу, высеченную в скале, и закрыли ее большим плоским камнем.
По устроению Божьему, апостол Фома, проповедовавший в далекой Индии, был принесен на облаке в Иерусалим только на третий день после погребения Пречистой. В большом горе он просил апостолов хотя бы показать ему гроб Пресвятой Богородицы. Повели его в Гефсиманию, отвалили камень, закрывавший гробницу, и с изумлением увидели, что она пуста.
Но могло ли быть иначе?!! Мог ли Господь наш Иисус Христос допустить, чтобы тело Святейшей святых, Пречистый Храм Спасов, подверглось разложению и тлению наравне с телами всех грешных людей? О, нет, конечно, нет! Самая мысль об этом невыносима для нас.
И с глубокой верой принимаем мы, православные, и вся Римо-католическая Церковь непреложное предание Церкви о воскресении и вознесении на небо Пресвятой Богородицы.
Есть у нас и материальное свидетельство о глубокой древности и истинности этого церковного предания. В испанском городе Сарагосе, в церкви Св. Энграция хранится доселе каменный саркофаг, на котором вырезано изображение вознесения на небо Пресвятой Богородицы. Этот саркофаг стоит в Сарагосе с первой половины IV-го века по Рождестве Христовом. И на некоторых древних русских иконах находим ясные следы веры давних наших предков в вознесение на небо Пресвятой Богородицы.
Очень важно нам правильно понять и запомнить слова тропаря великого праздника Успения Пресвятой Богородицы: «…во успении мира не оставила еси, Богородице…».
Ее кончина не была общей для всех людей смертью, о которой поется во втором антифоне литургии: «Изыдет дух его, и возвратится в землю свою: в той день погибнут вся помышления его» (Пс. 145, 4).
У всех людей в момент смерти прекращаются все функции тела и души и теряются все связи с жизнью земной. Остается только вечная жизнь духа, освободившегося от связи с телом и душой. Этого не было при кончине Божией Матери. Только на время померкло сознание Ее и прекратилось дыхание Ее, но все функции святейшего тела Ее только изменились. Навсегда исчезла потребность во сне, пище и питии. Началась жизнь ангельская, но не прервалась связь духовная с миром земным, и истинно сказано в тропаре праздника: «…мира не оставила еси, Богородице…». Она – всегдашняя молитвенница о нас пред Богом, Своим предстательством спасающая от вечной смерти – Заступница Усердная рода христианского.
Будем же всем сердцем любить и чтить Ее как общую для всех смиренных и грешных Предстательницу о нас пред Ее Божественным Сыном, Господом нашим Иисусом Христом. Ему же слава и держава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом.
Аминь.
1958 г.

Слово в день Успения Божией Матери

Кто умирал так из земнородных, как умерла Пресвятая Богородица? Чье смертное ложе окружали лики апостолов? В возглавии чьего смертного одра сияла небесным светом райская ветвь, принесенная архангелом Гавриилом за три дня до смерти Пресвятой Богородицы?
Чью душу пришел принять Сам Господь и Бог наш Иисус Христос?
О никто, никто, конечно, никто!
Не смертью, а блаженным успением называем мы кончину Пресвятой Богородицы. Она уснула блаженным вечным сном.
На ней исполнились слова Спасителя: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5, 24).
Неужели можно представить себе, чтобы на суд предстали Пресвятая Богородица, Иоанн Креститель, святые апостолы, святые пророки, весь бесчисленный сонм мучеников?!
О нет, о нет! Этого представить себе нельзя.
Над ними исполнятся слова Иоанна Богослова из Откровения его (глава 20) о смерти первой и смерти второй.
Смерть первая это то, что испытает всякий земнородный – смерть тела. А смерть вторая – это ужасная вечная смерть тех, кто погряз во грехах, кто услышит страшные слова Христовы: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его».
Смерти второй, конечно, не вкусят все праведники, все те, кончина которых была подобна кончине Пресвятой Богородицы, чья кончина была тоже не мучительной, обычной для людей смертью, а блаженным успением.
Ибо знаем мы, что блаженным успением кончили жизнь свою весьма многие великие праведники.
На коленях пред образом Пречистой Богородицы скончался блаженным успением, уснул преподобный и богоносный отец наш Серафим Саровский.
И так же, как он, на коленях пред образом скончался великий святитель земли русской, блаженной памяти Филарет, митрополит Московский.
Блаженна была смерть многих и многих праведников.
А слышим мы на каждой литургии, вот и только что слышали, страшные слова: «Смерть грешников люта».
О как люта бывает смерть грешников!
О если бы вы знали то, что видел я, чего никогда не забуду: я видел, как умирал несчастный окаянный протоиерей, бывший миссионером, а потом отрекшийся от Бога и ставший во главе антирелигиозной пропаганды.
О как страшна была его смерть! Она была подобна смерти окаянного Ирода, убившего Иоанна Крестителя, который был заживо изъеден червями: у него был рак в зловонном месте, и в громадной ране кишмя кишели черви, и исходило от него такое нестерпимое зловоние, что все отказывались ухаживать за ним.
Тяжелой смертью, в мучительных, невыносимых предсмертных страданиях умирают многие, многие люди.
Позорной смертью умирают на виселице и на плахе предатели родины, умирают злодеи, убившие множество людей.
Под забором, в грязи умирают несчастные пьяницы.
О как это страшно!
О да сохранит всех нас, грешных, Господь Иисус Христос от такой страшной, такой позорной участи.
Да будет кончина наша хоть в малой мере подобна блаженному успению.
Что же надо для того, чтобы стяжали мы блаженное успение, чтобы смерть наша не была лютой смертью грешников?
Что мешает тому, чтобы стяжали мы блаженную кончину?
На каждой утрени при чтении шестопсалмия слышите вы слова пророка и псалмопевца Давида: «Несть мира в костех моих от лица грех моих».
Грехи, грехи, наши окаянные неисчислимые грехи лишают нас мира. А блаженной кончины удостаиваются только те, кто стяжал мир, блаженный Божий мир.
Господь и Бог наш Иисус Христос незадолго до Вознесения Своего сказал ученикам Своим: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин. 14–27).
Он оставил всем праведным, всем тем, кто пошел вслед за святыми апостолами, свой, Божественный мир.
Христов мир есть мир Духа, вечный, ничем ненарушимый мир. Он неразрывно связан с радостью о Святом Духе, с высшей мудростью: он не нарушается никакими оскорблениями, лишениями имущества, страданиями.
Мир, который дает мир, есть мир внешний, покой от внешних нападений. Он очень шаток: сегодня мир, завтра война.
Но не только войны между народами отнимают мир: все мы постоянно воюем друг с другом, и мир, который дает мир, – это кратковременный покой от нападения на нас людей и наших нападений на них.
Не только такой мир нужен нам, нам нужен тот мир, о котором сказал пророк Давид в псалме 36-м: «…кроткие наследуют землю и насладятся множеством мира».
Чтобы наследовать множество мира, мало стяжать кротость и смирение. Этот мир дается тем, очи которых постоянно источают слезы, – не слезы от скорбей, которых у вас так много, а другие слезы, слезы святые, слезы горького покаяния о грехах ваших, слезы о зле, неправде и страданиях, которых так много в мире; слезы о тех, кто погибает в неведении Господа Иисуса Христа, кто никогда не взирает на крест Христов, кто равнодушен к нему.
Те, кто умеет плакать такими слезами, – только те получат мир Христов, мир вечный и ненарушимый.
Каким же путем достигается такой мир?
Тем путем, который указывает апостол Павел, говоря: «Поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» (Гал. 5, 16–17).
Надо жить жизнью духа, а не жизнью плоти. Надо стяжать в этой жизни постоянными подвигами борьбы духа с плотью великие плоды духа, которые так определяет святой Павел: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22–23).
Вот те, только те, кто живет жизнью духа, а не жизнью плоти, получат мир.
Мир они собирают в сердца свои в течение всей своей жизни изо дня в день, подобно тому, как пчела собирает мед с цветов. Она трудится весь день. Надо и нам работать Господу все дни жизни нашей, надо и нам собирать крупицы мира душевного постоянным деланием не плоти, а духу.
Подумайте, может ли Дух Святой, дух мира, обитать в сердце, в котором бушуют страсти? Может ли Он обитать, как в Своем храме, в сердце, которое наполнено плотской похотью, страстью сребролюбия, в сердце, которое кишит завистью, тщеславием, которое полно гордости бесовской?!
О нет! О нет! Дух Святой не войдет в такое полное страстей сердце – там нет Ему места.
Так вот, если хотите, чтобы кончина ваша была блаженным успением, конечно, не столь блаженным, как успение Пресвятой Девы, работайте не плоти, а духу.
Собирайте мир в сердца ваши изо дня в день.
Это трудно, это очень трудно, это должно быть делом всей жизни, это великий подвиг.
Речь свою вам закончу я словами святого апостола Павла: «Сам же Господь мира да даст вам мир, всегда во всем. Господь со всеми вами! Аминь» (2Фес. 3, 16).
28 августа 1951 г.

vk.com

Молодые годы архиепископа Луки Войно-Ясенецкого

Святитель Лука, епископ Крымский (в миру — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий), родился в Керчи 27 апреля 1877 года. С детства он интересовался живописью, посещая рисовальную школу, где демонстрировал немалые успехи. По окончании гимназического курса будущий святитель поступил в университет на юридический факультет, но через год прекратил занятия, оставив учебное заведение. Далее он пробовал заниматься в Мюнхенской школе живописи, однако и в этой сфере молодой человек не нашел своего призвания.

Всем сердцем стремясь принести пользу ближним, Валентин принял решение поступить в Киевский университет на медицинский факультет. С первых лет занятий он увлекся анатомией. Окончив учебное учреждение с отличием и получив специальность хирурга, будущий святой сразу начал практическую медицинскую деятельность, преимущественно в глазной хирургии.

Чита

В 1904 году началась русско-японская война. В.Ф. Войно-Ясенецкий отправился на Дальний Восток в качестве добровольца. В Чите он работал в госпитале Красного Креста, где вел практическую врачебную деятельность. Возглавив хирургическое отделение, он успешно оперировал раненых солдат. Вскоре молодой врач встретил свою будущую жену — Анну Васильевну, работавшую в госпитале сестрой милосердия. В браке у них родилось четверо детей.

С 1905 по 1910 год будущий святитель трудился в различных уездных больницах, где ему приходилось вести самую разнообразную врачебную деятельность. В это время началось широкое использование общей анестезии, но для выполнения операций под общим наркозом не хватало необходимого оборудования и специалистов — анестезиологов. Заинтересовавшись альтернативными способами обезболивания, молодой врач открыл новый метод анестезии седалищного нерва. Впоследствии он представил свои исследования в виде диссертации, которую успешно защитил.

Переславль-Залесский

В 1910 году молодая семья переехала в город Переславль-Залесский, где будущий святитель Лука работал в крайне тяжелых условиях, совершая по несколько операций ежедневно. Вскоре он принял решение заняться изучением гнойной хирургии и стал активно работать над написанием диссертации.

В 1917 году начинаются страшные потрясения в отечестве — политическая нестабильность, повсеместное предательство, начало кровопролитной революции. Кроме того, супруга молодого хирурга заболевает туберкулезом. Семья переезжает в город Ташкент. Здесь Валентин Феликсович занимает должность заведующего хирургическим отделением местной больницы. В 1918 году был открыт Ташкентский государственный университет, в котором врач преподает топографическую анатомию и хирургию.

Ташкент

Во время гражданской войны хирург жил в Ташкенте, где все силы отдавал врачеванию, ежедневно совершая по несколько операций. Во время работы будущий святитель всегда горячо молился Богу о помощи в совершении дела спасения человеческих жизней. В операционной всегда находилась икона, а перед ней висела лампада. У врача был благочестивый обычай: перед операцией он всегда прикладывался к иконам, затем зажигал лампаду, совершал молитву, а уже потом приступал к делу. Врач отличался глубокой верой и религиозностью, что и привело его к решению принять священнический сан.

Здоровье А.В. Войно-Ясенецкой стало ухудшаться — она умерла в 1918 году, оставив на попечение супруга четверых маленьких детей. После смерти жены будущий святитель стал еще активнее участвовать в церковной жизни, посещая храмы Ташкента. В 1921 году Валентина Феликсовича рукоположили в сан дьякона, а затем — священника. Отец Валентин стал настоятелем храма, в котором всегда очень живо и усердно проповедовал Слово Божие. Многие коллеги относились с нескрываемой иронией к его религиозным убеждениям, считая, что ученая деятельность успешного хирурга с принятием сана завершилась окончательно.

В 1923 году отец Валентин принял монашеский постриг с новым именем Лука, а вскоре облачился в епископский сан, что вызвало бурную негативную реакцию со стороны ташкентских властей. Через некоторое время святитель был арестован и заключен в тюрьму. Начался длительный период ссылок.

Десять лет в неволе

Два месяца после ареста будущий святой Лука Крымский находился в тюрьме Ташкента. Затем его переправили в Москву, где произошла знаменательная встреча святителя с патриархом Тихоном, заключенным в Донском монастыре. В разговоре Патриарх убеждает епископа Луку не оставлять врачебную деятельность.

Вскоре святителя вызвали в здание ЧК КГБ на Лубянке, где он подвергся жестоким методам допроса. После вынесения приговора святитель Лука был отправлен в Бутырскую тюрьму, где он находился в нечеловеческих условиях на протяжении двух месяцев. Затем его перевели в Таганскую тюрьму (до декабря 1923 года). Далее последовал целый ряд репрессий: в самый разгар суровой зимы святого отправили в ссылку в Сибирь в далекий Енисейск. Здесь он был поселен в доме местного состоятельного жителя. Епископу была выделена отдельная комната, в которой он продолжал вести врачебную деятельность.

По прошествии некоторого времени святитель Лука получил разрешение оперировать в Енисейской больнице. В 1924 году он совершил сложнейшую беспрецедентную операцию по пересадке почки от животного человеку. В качестве «награды» за труды местные власти выслали талантливого хирурга в маленькую деревушку Хаю, где святитель Лука продолжал врачебную деятельность, стерилизуя инструменты в самоваре. Святитель не унывал — как напоминание о несении жизненного креста с ним рядом всегда находилась икона.

Святой Лука Крымский следующим летом вновь был переведен в Енисейск. После короткого тюремного заключения его вновь допустили к врачебной деятельности и к церковному служению в местном монастыре.

Советские власти стремились всеми силами помешать растущей популярности епископа-хирурга среди простого народа. Было принято решение о его ссылке в Туруханск, где были очень сложные природные и погодные условия. В местной больнице святитель принимал пациентов и продолжал хирургическую деятельность, оперируя перочинным ножом, а в качестве хирургического шовного материала использовал волосы больных.

В этот период он служил в маленьком монастыре на берегу Енисея, в храме, где находились мощи святителя Василия Мангазейского. К нему приходили толпы народа, находя в нем истинного целителя души и тела. В марте 1924 года святителя вновь вызывают в Туруханск для возобновления врачебной деятельности. По окончании срока заключения епископ вернулся в Ташкент, где вновь взял на себя обязанности архиерея. Будущий святой Лука Крымский вел врачебную деятельность на дому, привлекая к себе не только больных, но и многих студентов-медиков.

В 1930 году святитель Лука был вновь арестован. После вынесения обвинительного приговора святитель провел целый год в Ташкентской тюрьме, подвергаясь всевозможным пыткам и допросам. Тяжелые испытания в то время перенес святой Лука Крымский. Молитва, ежедневно возносимая Господу, давала ему духовные и физические силы для перенесения всех невзгод.

Затем было принято решение переправить епископа в ссылку на север России. Все время пути в Котлас сопровождавшие солдаты конвоя издевались над святым, плевали ему в лицо, глумились и насмехались.

Первое время епископ Лука трудился в пересыльном лагере «Макариха», в котором отбывали срок люди, ставшие жертвами политических репрессий. Условия поселенцев были нечеловеческими, многие от отчаяния решались на самоубийство, люди страдали от массовых эпидемий различных болезней, и им не оказывали никакой медицинской помощи. Святитель Лука вскоре был переведен для работы в больницу Котласа, получив разрешение оперировать. Далее архиепископа отправили в Архангельск, где он находился до 1933 года.

«Очерки гнойной хирургии»

В 1933 г. Лука вновь возвратился в родной Ташкент, где его ждали повзрослевшие дети. До 1937 г. святитель занимается научной деятельностью в области гнойной хирургии. В 1934 г. он выпускает знаменитый труд под названием «Очерки гнойной хирургии», до сих пор являющийся учебником для хирургов. Многие свои достижения святитель так и не успел опубликовать, препятствием чему стали очередные сталинские репрессии.

Новые гонения

В 1937 году епископ вновь был арестован по обвинению в убийстве людей, подпольной контрреволюционной деятельности и заговоре с целью уничтожения Сталина. Некоторые его коллеги, арестованные вместе с ним, дали ложные показания против епископа под давлением. В течение тринадцати суток святителя подвергали допросам, пыткам. После того как епископ Лука не подписал признания, его вновь подвергли конвейерному допросу.

В течение следующих двух лет он находился в Ташкентской тюрьме, периодически подвергаясь агрессивным допросам. В 1939 году его приговорили к ссылке в Сибирь. В селе Большая Мурта Красноярского Края епископ работал в местной больнице, оперируя многочисленных больных в невероятно сложных условиях. Тяжелые месяцы и годы, полные лишений и невзгод, достойно вынес будущий святой — епископ Лука Крымский. Молитвы, приносимые им за свою духовную паству, помогали многим верующим в те непростые времена.

Вскоре святитель отправил телеграмму на имя Председателя Верховного Совета с просьбой о разрешении оперировать раненых солдат. Далее епископ был переведен в Красноярск и назначен главврачом военного госпиталя, а также консультантом всех районных военных госпиталей.

Во время работы в больнице за ним постоянно следили сотрудники КГБ, а коллеги относились к нему с подозрением и недоверием, что было связано с его вероисповедованием. Он не допускался в больничную столовую, в связи с чем нередко претерпевал голод. Некоторые медсестры, жалея святого, тайком приносили ему еду.

Освобождение

Ежедневно будущий архиепископ Крымский Лука самостоятельно приходил на железнодорожную станцию, отбирая самых тяжелобольных для проведения операций. Так продолжалось до 1943 года, пока многие церковные политзаключенные не попали под сталинскую амнистию. Будущий святой Лука был поставлен епископом Красноярским, а 28 февраля уже смог самостоятельно отслужить первую литургию.

В 1944 году святитель был переведен в Тамбов, где вел врачебную и религиозную деятельность, восстанавливая разрушенные храмы, привлекая многих в Церковь. Его стали приглашать на различные научные конференции, но всегда просили приходить в светской одежде, на что Лука никогда не соглашался. В 1946 году святитель получил признание. Ему была вручена Сталинская премия.

Крымский период

Вскоре здоровье святителя серьезно ухудшилось, епископ Лука стал плохо видеть. Церковные власти назначили его епископом Симферопольским и Крымским. В Крыму епископ продолжает насыщенную трудами жизнь. Ведутся работы по восстановлению храмов, Лука ежедневно ведет бесплатный прием больных. В 1956 году святитель полностью ослеп. Несмотря на столь тяжелый недуг, он самоотверженно трудился на благо Церкви Христовой. Одиннадцатого июня 1961 года святитель Лука, епископ Крымский, мирно отошел к Господу в День празднования Недели Всех Святых.

Двадцатого марта 1996 г. святые мощи Луки Крымского были торжественно перенесены в Свято-Троицкий собор Симферополя. В наше время они особенно почитаются жителями Крыма, а также всеми православными христианами, просящими помощи у великого святого.

Икона «Святой Лука Крымский»

Еще при жизни многие верующие христиане, лично знакомые с этим великим человеком, ощущали его святость, которая выражалась в неподдельной доброте и искренности. Лука прожил тяжелую жизнь, полную трудов, лишений и невзгод.

Даже после преставления святого многие люди продолжали ощущать на себе его невидимую поддержку. После причисления архиепископа к лику православных святых в 1995 году икона Святого Луки непрестанно являет различные чудеса исцеления от душевных и телесных болезней.

Многие православные христиане спешат в Симферополь, чтобы приложиться к великой христианской ценности — мощам святителя Луки Крымского. Многим больным помогает икона святого Луки. Значение ее духовной силы сложно переоценить. К некоторым верующим помощь от святого приходила мгновенно, что подтверждает великое его заступничество перед Богом за людей.

Чудеса Луки Крымского

В наши дни по искренним молитвам верующих Господь посылает исцеления от многих болезней благодаря заступничеству святителя Луки. Известны и зафиксированы реальные случаи невероятных избавлений от различных заболеваний, происходивших благодаря молитве святителю. Мощи Луки Крымского источают великие чудеса.

Кроме избавления от телесных недугов святитель помогает и в духовной борьбе с различными греховными наклонностями. Некоторые верующие врачи-хирурги, глубоко почитая своего великого коллегу, по примеру святителя всегда совершают молитву перед хирургическим вмешательством, помогающую успешно оперировать даже сложных больных. По их глубокому убеждению, это помогает святой Лука Крымский. Молитва, от души обращенная к нему, способствует решению даже самых сложных проблем.

Некоторым студентам святитель Лука чудесно помогал поступить в медицинский ВУЗ, таким образом, сбывалась их заветная мечта — посвятить свою жизнь лечению людей. Кроме многочисленных исцелений от болезней святитель Лука помогает обрести веру заблудшим неверующим людям, будучи духовным наставником и молящимся о человеческих душах.

Многие чудеса и поныне совершает великий святой епископ Лука Крымский! Исцеления получают все обращающиеся к нему за помощью. Известны случаи, когда святой помогал беременным женщинам благополучно выносить и родить здоровых детишек, находящихся в группе риска по результатам многосторонних исследований. Поистине великий святой — Лука Крымский. Молитвы, принесенные верующими перед его мощами или иконами, всегда будут услышаны.

Мощи

При открытии могилы Луки было отмечено нетление его останков. В 2002 году греческие священнослужители подарили Троицкому монастырю серебряную раку для мощей архиепископа, в которой они покоятся и в настоящее время. Святые мощи Луки Крымского благодаря молитвам верующих людей источают множество чудес и исцелений. С целью приложиться к ним люди приходят в храм постоянно.

После прославления епископа Луки в лике святых его останки были перенесены в собор Святой Троицы города Симферополя. Нередко паломники еще называют этот храм так: «Церковь святого Луки». Тем не менее, этот замечательный называется Свято-Троицким. Собор расположен по адресу город Симферополь, ул. Одесская, 12.

fb.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.